January 3rd, 2015

Как прошло третье занятие Школы Блоггеров Ростова-на-Дону

Третье занятие, прошедшее всего за день до Нового года (30 января), было довольно необычным. В целом, их всего-то было три, и каждое пока находило, чем удивить. Первое занятие познакомило с интересными людьи и рассказало о разных полезных приблудах ЖЖ. Второе занятие снова познакомило с интересными людьи и показало, как решить ситуацию с дизайном блога. В общем, Миша mimal знает, как приятно удивлять людей =)

Во-первых, большую часть занятия опять таки вёл не столько Миша Малышев, сколько Артём Шаталов (fototravel). Причём, насколько я понял, вышло всё довольно случайно и забавно. Само занятие должно было начаться в 19:00 и вроде как собирался прийти один интересный человек. Который потерялся ещё задолго до того, поэтому, скорей всего, у Миши был некий План. Однако за час до занятия, в 18:00, был объявлен сбор блоггеров Ростова - познакомиться, поделиться ощущениями. Впрочем, блоггеры либо не услышали, либо оказались на 90% хикками, потому что новых лиц пришло лишь двое - означенный выше Артём и Наталья nejnyi_demon. Шикарный ник, к слову.

Collapse )

За сим откланяюсь, ибо у меня всё. А следующая встреча - в этот вторник, шестого января в 19:00.

Рассказ по рисунку: Жизнь Руфуса

Всё ж собирался, потому продолжу рассказывать историю Руфуса, чувака, что играет на мандолине. К слову, задумался на днях - я вряд ли стану когда-либо писать рассказ по сюрреализму. Потому что этот стиль отражает наши сны, наши галлюцинации и внутреннее состояния головы. Что тут можно добавить или объяснить? Можно бы попытаться сделать вольную расшифровку скрытых посланий, либо собственно рассказать сюжет сна, но вот... А хотя почему бы и нет? Ладно, вернёмся к Руфусу и его мандолине:

"Руфус, будь на то его воля, жил бы крышами города. Небо вверху, крыши внизу, никаких препятствий для перемещения по рыжему плато с трещинами. Однако вся жизнь происходила внизу, там, где жили остальные люди. Улицы Города лишь в ночное время были тихи. В то же время в темных переулках крылась опасность. Воры, грабители, просто пьяницы, жаждущие драки. Руфус не понимал этой жажды, но про себя сравнивал со своим желанием играть на мандолине. Так или иначе, по ночам он не ходил по улицам - он проводил их либо на крыше, либо в комнате, которую он снимал. Размерами она не отличалась, однако там была кровать и даже стол. Еду Руфус обычно доставал на работе - в тавернах, где его пускали выступать, и даже платили за это. Впрочем, чаще его просто кормили, считая, что большего он не заработал.

Желание жить на крыше Руфуса посещало потому, что улицы города никогда не были к нему добры. Нет, его крайне редко пытались ограбить, однако и заработать много денег у него никогда не выходило. Прогуливаясь иной раз по переулкам, он задумывался - чем живут все эти люди вокруг? Как они зарабатывают деньги на пропитание и является ли это для них таким же нелёгким трудом, как и для него? Если это так, то откуда у его соседа деньги на дорогущий аутомобиль, который он видел каждый вечер в переулке за окном? От всех этих вопросов у Руфуса начинала болеть голова, поэтому он старался не думать о них. Спасала лишь музыка и мысли о ней.

Руфус этого не мог знать, однако далеко не он один задумывался о будущем. Хозяин аутомобиля, о котором он так часто думал, жил этажом выше и занимал сразу несколько комнат - в отличие от Руфуса, это он себе мог позволить. Но не стоит считать, что этот человек зарабатывал заоблачные деньги, или же был доволен наличием этих комнат. Его голову слишком часто занимали другие мысли. Звали этого человека Гарольд, и его работа заключалась в том, чтоб обеспечивать город всем необходимым. Уже который месяц ратушу осаждали люди, требуя поставить фонари на каждой улице. И совет-то был не против, однако вот о том, какие это должны быть фонари, взгляды у каждого были разные. Гарольд настаивал, что стоит сделать ставку на элеткропар. Но это была новая технология, и это было дорого по мнению совета. Иные предлагали газ, третьи и вовсе считали, что пускай люди жалуются себе дальше. Эти третьи, скажу по секрету, зарабатывали деньги на продаже ламп и переносных фонарей. Обеспечение города светом сильно бы подорвало эту торговлю.

Но не только у Гарольда были свои думы. На улице у этого же дома стоял фургон, и на его пороге сидел человек, размышляя о уже своих проблемах. Он занимался мелким ремонтом, этот Карл. В своём деле он достиг немалых успехов, однако в городе был всего пару дней. Улицы встретили Карла так же неприветливо, как и Руфуса несколько лет назад. Оказалось, что для открытия своего дела в городе требуется лицензия, для лицензии требуется образование, а в маленьком городке, откуда Карл родом, всем обучались через систему "мастер-подмастерье". Никаких лицензий, никаких грамот об образовании, лишь репутация мастерской. Проблема была в том, что репутация мастерской не распространялась дальше, чем на несколько деревень в округе, а Карл решил сменить место радикально.

Да, определённо, Город мог показаться его обитателям весьма неприятным местом. Но и Город в этой истории - личность неоднозначная. Да, он мог быть неприветлив, но ему же нужно было узнать людей, которые решили вдруг поселиться в его владениях. Эти люди должны доказать, что они готовы к трудностям, готовы внести вклад в общее дело. Ну и, в конце концов, не принимать же каждого проходимца, он же не проходной двор!"