jrchernik

Банальная справедливость

Смерть старшей сестры стала потрясением для нашей большой семьи. Садовник, когда его нанимали, казался надёжным и добропорядочным человеком. Как и все убийцы, наверное.

Долгое время я даже на скорбь не находил времени. Приходилось приглядывать за матерью, помогать отцу с фирмой и утешать младших сестёр. Лишь месяц спустя, придя в себя, я поинтересовался у полиции, поймали ли они мерзавца.

Оказалось, что Винсент Спектр - так его звали – как в воду канул. Он избавился от документов и по всей видимости, изменил внешность достаточно, чтобы скрыться. Ни один инспектор из Скотланд-Ярда не был в этом деле полезен. А значит, следовало приложить к этому дополнительные усилия – мои. Хотя на первый взгляд студент мало что мог знать о жизни подонков, вроде Спектра, на самом деле не всё так просто. Попойки студентов часто протекали далеко за пределами кампуса, а поиски экзотических удовольствий заводили многих моих друзей в сомнительные заведения. Расспросив пару знакомых, я вышел на тех, кто мог рассказать об убийце сестры многое.

Винсент избрал необычную тактику побега. От полицейских он скрывался, и весьма успешно, а для тех, кто будет спрашивать на улицах, он оставил сразу несколько разнонаправленных следов. Одни видели его в порту – он разговаривал с капитанами и матросами в надежде правдой или обманом попасть на пароход. Другие заметили, как Спектр покидает Лондон в направлении Кентербери. Третьи видели его скрывающимся в российском посольстве, а некоторые вообще начинали нести чушь разной степени невразумительности. Вроде того, что его принесли в жертву братья-масоны или что его голову видели в пасти неведомой твари, которую можно в неверный полночный час встретить на побережье.

Поначалу я порывался отправиться в первом же направлении, куда указал очередной осведомитель, но затем сообразил, что всё это фальшь. Любое из этих направлений можно подвергнуть исследованию, однако лучше всего эти слухи будут работать, если все окажутся ложью. Наша семья не особо богата, но разорив её, я мог бы нанять людей, чтобы послать в основных, самых вероятных направлениях. Будь я сам беглецом, не воспользовался бы ни одним из вариантов и скрылся на самом видном месте. Отбросив лишнее в сторону, я наконец приступил к настоящим поискам Спектра – и обнаружил его не далее, чем в предместьях Лондона, на берегу Темзы. В фамильном поместье графини Монмеро.

Графиня была богатой пожилой вдовой, совсем недавно похоронившей мужа. Спасаясь от одиночества и тоски по покинувшему её супругу, она начала масштабный передел своих земель. Ранее дикие и не особо ухоженные владения начали превращаться в чудесный парк, с лабиринтами из живой изгороди и фонтанами. А чтобы занять своё время, пока десятки наёмных рабочих претворяли в жизнь масштабный проект, она постоянно устраивала званые вечера в огромном особняке, больше похожем на дворец. Попасть на такой вечер не составило труда – гостей всегда было много и им не вели учёта. К тому же у нас с графиней имелась пара общих знакомых, чтобы поручиться за меня.

План был прост. Раз полиция не смогла поймать Винсента, то нет уверенности в том, что они смогут что-либо сделать по моей наводке. Я собирался добраться до него ночью, когда все будут спать, и скинуть тело в Темзу. К тому времени, когда его хватятся, тело уже мало кто сможет опознать, а у графини несколько раз сменится круг гостей. Незамысловато, да и возможности для осечки есть, но другого способа я не видел.

План Спектра же был в том, чтобы вновь устроиться садовником, чего никто от него не ожидал. Пока все искали его в других профессиях, в других городах и обстоятельствах, он вернулся к своей профессии. Я не был уверен в том, что он работал именно здесь, у графини, но сомневаться пришлось недолго. Уже во владениях графини, возле парадного входа в поместье – монументальной лестницы из синего мрамора с белыми прожилками - мимо меня прошёл садовник, толкая перед собой тележку с саженцами. Это был он, Спектр. Иначе одетый, иначе выглядящий, но это был именно он. Не обратив на меня внимания, просто прошёл мимо. Спохватившись, постарался не выдать себя и я. Продолжил идти с той же скоростью, посмотрел дальше, сделав вид, что осматриваю будущий парк. Узнал ли он меня, заметил ли? В любом случае, менять план было поздно, да и не на что.

Званый вечер оказался скромнее, чем мне рассказывали. В гости к графине прибыло всего десяток-другой человек. К счастью, встретили меня тепло, не столько задавая вопросы, сколько рассказывая друг о друге истории. О том, как жокей Уолтер, повредив колено, выбыл из скачек на полгода. О леди Саммер и её закадычной дружбе с графиней, начавшейся на выставке собак несколько лет назад. Об инспекторе Глассе, другом новом для присутствующих человеке. Вежливый и общительный, он моментально завоёвывал друзей, умея и рассказать интригующую историю о криминальном мире Лондона, и послушать истории гостей графини. Удивительно, но эти истории часто оказывались связаны самым причудливым образом. Если бы не жажда мести и страх ошибки, заполнившие разум, я бы получил немало удовольствия от этого вечера.

Под конец вечера большая часть гостей покинула поместье, несмотря на приглашение графини остаться. Шестеро остались, включая меня. Оказавшись в своей комнате, стал ждать полуночи. Наконец, в доме стало тихо. Приведя одежду в порядок – процесс успокаивал – собрался было отправиться в крыло особняка, отведённое под жильё для работников, как вдруг услышал глухой стук. Ринувшись к двери, я обнаружил в коридоре труп. Это был Винсент Спектр. С выражением крайнего удивления на лице он лежал в двух шагах от моей комнаты. На груди у него расплывалось пятно крови. Ещё можно было разглядеть колотую рану, явно нанесённую стилетом или другим подобным орудием.

В коридоре было темно и лишь лампа в моей руке давала небольшой круг света. Оглядев ближайшие несколько метров вокруг стремительно бледневшего Спектра, я вернулся в комнату и обнаружил на полу послание. Кто-то пропихнул его под дверь, а я умудрился не заметить. Насколько тихо перемещается этот человек? Да возможно ли подобное?

В записке значилось следующее «Жду тебя в гостиной. Друг». Выглянув снова в коридор, я задал себе вдруг вопрос – а что здесь делал Спектр, когда его убил неизвестный «друг»? Вероятно, шёл к себе. Нет, не сходится – попасть в крыло работников через противоположное крыло он не мог. Значит, он здесь был нарочно – вероятно, он всё же узнал меня на входе и… Картина прояснилась в отношении подонка, убившего мою сестру, но что здесь делал «друг»? Кто он? Очевидно, кто-то из гостей. Отбросив в сторону теории, я отправился в гостиную. Из кармана достал наваху – досталась от отца, который раздобыл её во время компании против Наполеона в Испании. Стиснув в руке разложенный нож, я сразу почувствовал себя увереннее.

Достигнув гостиной, я осторожно заглянул внутрь. Здесь было темно и лишь тлеющие угли давали немного света. В одном из кресел сидел мужчина. Наклонившись, он грел руки. Разглядеть, кто это, было невозможно, хотя вариантов было всего ничего. Опередив мою мысль, убийца Спектра подал голос, выдав себя:

- Здравствуйте, мистер Колтер. Нам надо поговорить. Присядете? – спокойно и доброжелательно произнёс инспектор Гласс.

- Доброй ночи, инспектор, - сказал я, преодолев сковавшее меня оцепенение. Я не знал, что мне делать, и потому был максимально учтив. Рефлексы, вбитые в колледже. - Что всё это значит?

- Человек, известный вам под именем Винсент Спектр, собирался придушить вас во сне. Поскольку ему так и так вынесли смертный приговор, я решил поторопить механизм правосудия.

Пафос его речи сбавлял напряжение. Адреналин покидал тело, ноги начинали подкашиваться. Сел в кресло и чуть не порезал себе ногу – наваха-то по-прежнему раскрыта. Подумав секунду, я решил оставить её раскрытой и расположил руки на коленях.

- Что же теперь? Вы и меня убьёте, чтобы я не проболтался о самосуде? - опасливо спросил я, но инспектор лишь усмехнулся:

- Ну что вы, мистер Колтер. Мне претит даже мысль о том, чтобы убить невинного. К тому же вы для меня не опасны, - объяснил он. - Я здесь для того, чтобы узнать ваши дальнейшие планы. Ведь ради мести вы оставили учёбу, а профессора в университете уверяют, что из вас получится отличный врач. Способный перевернуть медицину с ног на голову в будущем.

- Откуда вы это знаете? - осторожно поинтересовался я, продолжая стискивать нож в руке. Это помогало сохранять спокойствие. Мне не нравилось, что незнакомец знает обо мне так много. Кроме того, что-то смущало в его лице. Инспектор Гласс выглядел добродушным мужчиной за тридцать, с сединой в волосах и морщинками у глаз, что выдаёт человека, часто смеющегося. В то же время казалось, что всё это лишь маска. Что лицо его не способно на эмоции, кроме как на это застывшее показное добродушие.

- Скажем так, у меня есть связи. Всё же ответьте — какие у вас планы теперь, когда убийца сестры мёртв?

- Эм... Да, наверное, вернусь в Кембридж, - до меня только сейчас начало доходить, что означает труп в коридоре. Внутри начиналась буря. Боль переходила в грусть, гнев сменялся ликованием. Уголки рта поневоле начали растягиваться в улыбке. Впрочем, это не продлилось долго. Сестра всё ещё была мертва, и это я не мог изменить. Говорят, в Европе был один безумец, заявлявший, что способен обратить смерть вспять. Может, инспектор Гласс имел в виду, что я… Нет, точно нет. Да откуда ему знать, что случится или не случится в будущем?

Наблюдая за моими терзаниями Гласс заметил:

- Вижу, вы не знаете, что чувствовать. Поверьте, радости не нужно стыдиться. Справедливость восстановлена, что имеет куда большее влияние на Вселенную, чем кажется. Если и существует жизнь по ту сторону смерти, то ваша сестра сейчас в раю и может наконец упокоиться.

- Да, пожалуй, вы правы. Хотя это мало что меняет для меня и семьи.

- Сейчас – возможно. Пока что я предлагаю вам отправиться в свою комнату и лечь спать. Как вы понимаете, этого разговора не было, вы всю ночь спокойно спали.

- Да, разумеется... - согласился и пошёл было к двери, но вдруг спохватился, - Инспектор. Зачем вам это? Смерть садовника, мои планы?

Инспектор Гласс помедлил с ответом, раздумывая, говорить ли.

- Видите ли, юноша. Убийца не может сотворить ничего великого, не может перевернуть представления о чём-либо с ног на голову. Что-то меняется в человеке, когда он принимает решение убить другого и следует ему. И всё же справедливость превыше всего. Вот зачем. Спокойной ночи.

Какая необычная идея, подумал я по пути. Прав ли он? И с чего вдруг решил, что я способен на что-либо великое? Успех привычен мне, да, но великое?.. Эти мысли казались абсурдными. Чтобы отвлечься, я задумался о другом. Каким образом Гласс бесшумно ходил по коридору? Как он смог подкараулить Спектра, что хватило одного удара?

Уже в постели мысли мои переключились на другую тему. Попал ли убийца в ад? Мучается ли там соразмерно своему преступлению? Что готовит Дьявол для подобных грешников? Представляя себе мучения Спектра, я сам не заметил, как заснул.

Утром выяснилось, что смертью садовника дело не ограничилось. Нашли ещё два тела, повар и дворецкий. Графиня попросила инспектора Гласса о помощи, и тот к полудню собрал всех в гостиной. Никто не успел позавтракать, все были злы и в напряжении. Графиня Монмеро сидела в кресле у камина, на том самом месте, где ночью сидел инспектор, и нервно теребила бокал с вином двухсотлетней выдержки. Возле неё стоял пожилой слуга Хендерсон с бутылкой на подносе. По комнате кругами ходил полковник Монтгомери, друг умершего мужа графини. В другом кресле сидела леди Саммер, смотревшая на всех с долей презрения. Проявлять эмоции было выше её достоинства. Жокей Уолтер опирался на спинку кресла, в котором сидела леди Саммер. Он с лёгкой улыбкой поглядывал то на графиню, то на полковника. Ну а я стоял, прислонившись к стене, и таращился в пол. На меня падало самое первое подозрение, и хотя никаких улик, доказывающих мою виновность, не нашли, железного алиби я тоже не имел. В то же время повара нашли за углом от комнаты полковника, а дворецкий лежал во дворе. На его теле не было ран или синяков – вообще ничего, что бы говорило о том, что его убили. И всё же он был молод и полон сил – пока не умер этой ночью во дворе. Вкупе с остальными казалось ошибкой считать их случайными жертвами.

Наконец, к нам присоединился инспектор Гласс. Оглядев присутствующих, он заметил:

- Хорошо, значит, все здесь. Как вы могли заметить, в подвале лежит три трупа. Каждый из них был убит в течение ночи, и можно с точностью сказать, что убиты они одним из присутствующих. Осталось лишь назвать их имена.

- По моему, всё предельно очевидно, - заявил полковник, остановившись. - Единственным человеком, кто мог совершить подобное, был юный Иеремия Колтер. Графиня и леди не способны совершить столь грязных убийств, я крепко спал, а Хендерсон помогал Уолтеру с его больным коленом.

- Полковник, вы правда считаете, что ваш якобы сон может быть достаточным оправданием? - спросил недоумённо Уолтер. - Возможно, конечно, что Иеремия сделал это. Но у вас не большее алиби, это вполне могли быть и…

- Да как вы смеете! - возмутился полковник. Но Гласс остановил его, подняв руку.

- Господа, всё это впустую. Этой ночью бодрствовали три человека, и хотя каждый из них мог совершить убийство, лишь один виновен во всех трёх.

- Кто же это? – позволила себе леди Саммер проявить любопытство

- Всё просто, леди. Я их убил, - совершенно буднично объявил инспектор. Все в комнате ахнули. Графиня выронила бокал и драгоценное вино разлилось по ковру. Хендерсон начал было выпускать поднос из рук, но в последний момент успел перехватить его. Уолтер же лишь изогнул бровь, ожидая продолжения. Я был удивлён не меньше остальных. Думал, инспектор будет хитрить и юлить, да и не было уверенности в том, что именно инспектор убил всех трёх. Не то, чтобы это было очень сложно, но всё же.

- Извольте объясниться! - повысив голос, заявила графиня.

- Разумеется, графиня, разумеется. Видите ли, каждый из этих господ — садовник, дворецкий и даже повар — являются, вернее, являлись — преступниками. На каждого из них уже давно выписан смертный приговор, можете сами убедиться, - и инспектор достал из внутреннего кармана пиджака сложенные втрое бумаги. Помедлив, выдал их полковнику.

- Так, что тут у нас... Тибальд из Осска, Катлего Арктурский и Зигфрид Свенсон... Но работников графини не так зовут!

- Помилуйте, полковник. Вы же не думаете, что разыскиваемые преступники будут устраиваться на работу под настоящими именами? Я вам даже больше скажу - эти имена тоже не настоящие. Важно другое - там изложены характерные приметы.

- Стойте, стойте! - воскликнула леди и возбуждённо вскочила с кресла. - Но смертный приговор не исполняется на месте поимки преступника! Это должны выполнять в Лондоне специальные люди!

- Удивительно верное замечание, леди Саммер. Но я не подданный Её Величества, а по нашим законам судебный приговор исполняется тогда, когда есть возможность.

- По «нашим»? О чьих законах речь?

- О вселенских, леди Саммер. Впрочем, я здесь не для объяснений. Я позвал вас, чтобы объяснить, что справедливость восторжествовала. А также признаться, чтобы другие не попали под подозрение. Прощайте.

- Подождите!.. - начала было протестовать графина, но было поздно. На глазах у всех инспектор Гласс перестал существовать. Он распался на множество маленьких частиц, источающих слабый зеленоватый свет. Одежда осела на пол, а облако, бывшее секунду назад человеком, растворилось в воздухе.

Наступившее молчание продлилось минут пять. Полковник обыскал костюм инспектора, найдя там несколько денежных купюр и карманные часы. Ещё там был складной нож со следами крови на лезвии, лупа и свернутая в несколько раз газета. Никаких документов, удостоверяющих личность - хотя все помнили, что инспектор их демонстрировал. И никаких объяснений всему случившемуся.

- И что же мы скажем настоящей полиции? - спросила, наконец, леди Саммер.

- Правду, разумеется, - немедленно ответил Уолтер. - Следует, впрочем, умолчать о природе инспектора, потому что нас сочтут либо за сумасшедших, либо за убийц. Мол, выдумали эльфа, чтобы сбросить на него убийства. Так что мы расскажем всё - кроме исчезновения инспектора. Он убил троих, признался в этом и сбежал, рассказав безумную идею про справедливость. Вы со мной согласны? Леди? Джентльмены?

Помедлив секунду-другую, все согласились. Дальнейшее было делом времени. Расследование продлилось больше месяца, но в конце концов парни из Скотланд-Ярда нам поверили.

Каждый из свидетелей необычного дела отправился своей дорогой. Я вернулся к учёбе в Кембридже. Уолтер вернулся к скачкам, графиня вернулась к проведению приёмов, леди Саммер отправилась в кругосветное путешествие, а полковник...

За полковником я решил проследить. Выяснилось, что он живёт в снимаемом доме в Вестминстере, куда и вернулся после окончания расследования. На мансарде у него был рабочий кабинет, обыскав который, я нашёл записную книгу. В ней значилось следующее:

«Что ж, наконец я могу успокоить жену - ублюдок, надругавшийся над ней, отправился на тот свет. Жаль, что не смог лично удавить его. Но может, оно и к лучшему. Инспектор был неучтённым фактором, но его вмешательство было весьма кстати.

Интересно, впрочем, другое. Были ли убийцами садовник и дворецкий? Действительно ли дело в справедливости, или инспектор преследовал другие цели? Тайна, которую мне не суждено узнать.»

P.S.: Рассказ написан в рамках курса «Сторителлинг», который проводится в студии развития личности «Гальдр».

#рассказ #рассказы #истории #детектив #англия #мистика #фантастика

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.