Прыжок к Сириусу (рассказ)

В крохотной квартире я метался из угла в угол, ожидая доставки квантового телепортатора. Предвкушение не позволяло и на секунду остановиться. Абсолютная свобода перемещения! Сегодня на Карибы, завтра на Марс, а дальше... кто знает? Целая вселенная у моих ног.

Квантовый телепортатор позволял человеку отправиться моментально в любую точку вселенной. Работал он на принципах, которые трудно понять обычному человеку вроде меня. Да я не особо и пытался. Я не физик, мне всё равно, каким образом браслет на руке позволяет мгновенно перемещаться из точки А в точку Б. Да, может быть опасно, пришлось подписать кучу бумажек, связанных с согласием на риски, отказ от страхования и так далее и так далее. Жизнь коротка и может закончиться в любую секунду, и променять риск её потерять на возможность бесконечного путешествия я готов в любое время дня и ночи.

Наконец, в дверь постучали. Целая делегация из четырёх человек кое-как втиснулась в единственную комнату. Двое в бронекостюмах охраняли двух специалистов. Зачем их было два, решительно неясно, потому что сделали эти специалисты совсем немного. Сняли у меня отпечатки пальцев с помощью смартфона, после чего нацепили на руку браслет телепортатора. Оказалось, что эта штука сращивается с кожей и костями - крайне болезненное ощущение. К счастью, недолгое. 

Закончив установку, специалисты заставили совершить пару пробных прыжков — на кухню, на Венеру и обратно. Удостоверившись, что всё работает, убрались восвояси.

Первым делом я отправился на Марс. С тех пор, как телепортация стала повседневностью, хоть и безумно дорогой для частного использования, космопорты оказались ненужны. В связи с этим частично переоборудованы под телепортационные нужды, а частично демонтированы. На месте взлётно-посадочных полос для космических кораблей разбили огромный парк. Повсюду фонтаны, окружённые растительностью, мутировавшей под влиянием местных условий. В траве бегали ящерицы размером с котёнка, а следом бегали коты, тоже подросшие в размерах благодаря низкой гравитации Марса. В деревьях пели незнакомые птицы, а в воздухе проносились летучие мыши, которым с помощью генетических манипуляций вернули зрение и дневной образ жизни. Я ходил и рассматривал всё, не желая даже моргнуть. Каждый предмет врезался в память, но сенсорный голод не утихал. Утолить его удалось лишь закатом. Ждать его, правда, пришлось несколько часов. Только потом понял, что можно было телепортироваться на несколько часовых поясов вперёд, приблизив тем самым закат. 

Садясь, солнце окрасило всё в неожиданно синие тона — как потом выяснилось, из-за разреженности атмосферы. То-то я потихоньку задыхался всё время. Так вот, на горизонте за ставшую пурпурной землю закатывалось синевато-белое светило. Из-за значительного расстояния между Марсом и Солнцем последнее выглядело размером с Луну, если не меньше. А следом за уже закатившимся Солнцем, словно догоняя старшего брата, поторопился Фобос, одна из лун Марса. Когда наступила темнота, я отправился домой, полный впечатлений. Даже не заметил, как уснул прямо в кресле.

Следующую неделю я бешеными темпами осваивал телепортатор. Выучил наизусть координаты крупнейших космопортов Солнечной системы (три на Земле, два на Марсе, по одному на Венере и спутниках Юпитера - Европе, Каллисто и Ганимеде), ходил там повсюду и наслаждался видами. Сознание переполняли мысли, и держать их в себе не было ни сил, ни желания. Так я начал писать путевые заметки и отправлять их в журналы, желая поделиться радостью с миром. На третьей заметке редактор не выдержал и заметил, что раз меня так переполняют эмоции и ощущения, то следует присылать мнемо-снимки либо вместо, либо, так уж и быть, вместе с заметками. Иначе это невыносимо.

Мнемография являлась замечательным открытием XXIV века, позволявшим передавать не только изображение, но и эмоциональное состояние человека, делающего снимок. Выглядело устройство как широкий обруч, который надевали на голову. Его компьютерная начинка улавливала необходимые для мнемо-снимка мозговые сигналы. Поначалу, как и любая новинка, мнемография воспринималась в штыки, но сегодня, столетие спустя, это обыденность. Некоторые до сих пор предпочитали фотографию, не желая связываться с чужими эмоциями, но большинство периодических изданий давно перешли на мнемографию.

Купив обруч для мнемо-снимков, я немедленно приступил к донесению до людей своих эмоций. В основном, восторга от фантастических видов и удивления тому, какие формы может принимать живность в необычных условиях. Луны Юпитера, закатывающиеся одна за другую. Белые, словно снег, джунгли Венеры, растения на которой всеми силами старались защититься от лишней солнечной радиации. Ползающие грибы размером с собаку с Ганимеда.

Обскакав планеты Солнечной системы, я начал «прыгать» по планетам всей Конгламерации Объединённых Миров. Пурпурные ящерицы-кенгуру с Джинир. Колышущиеся в постоянном ветре Флориона лианы с бутонами всех цветов радуги. Цивилизация трапистов в системе Дельты Водолея, гуманоидов с тёмно-синей кожей и фасеточными глазами.

Вот только мне всё было мало. Совершая по несколько «прыжков» в день, я всё равно оставался неудовлетворённым. Нужно нечто совершенно иное. Пурпурные полипы с Плутона? Но они же лишь цветом отличаются от полипов с Нептуна! Мне очень быстро надоела живность. Да, она восхитительная в своей оригинальности. Когда наблюдаешь за гигантскими насекомыми с Нанкиду, понимаешь, сколь прекрасны они могут быть. Но всё, что занимало меня — потрясающий восход зелёного оттенка, создаваемый иным составом атмосферы, из-за чего приходилось носить кислородную маску.

Вскоре я нашёл способ обойтись без живности поблизости. Вступил в сообщество «прыгунов»-экстремалов. Это был определённо следующий шаг в освоении телепортатора — прыжки на необитаемые планеты, метеориты и кометы, чтобы увидеть нечто неповторимое. Например, восход Сириуса, шанс на наблюдение которого выдался совершенно случайно. Вокруг двойной звезды Сириуса — белого карлика и синего гиганта — не вращались планеты и лишь пролетающая мимо комета давала возможность увидеть «восход» этой звезды.

Купив скафандр, способный перемещаться вместе с телепортатором, я «прыгнул» с парой других безумцев на комету. Смесь ужаса и восторга, которую я испытывал в момент восхода Сириуса, была неповторимой. Несмотря на несколько слоёв одежды и скафандр, холод пробирался внутрь. Абсолютная тьма перед рассветом оживляла детские страхи, которые старались поглотить разум. А затем наступил рассвет. Свет Сириуса, холодный и яркий, почти ослеплял. На Марсе закат был синим, Сириус же давал лазорево-серебристый оттенок. Следом за главной звездой из-за горизонта выглянул её младший брат, Сириус В. Значительно уступая в размерах основной звезде, он выглядел большой светящейся точкой. Его движение на фоне лазури старшего брата выглядело, будто утреннее небо в миниатюре. И всё это на фоне остального космоса, и светит так ярко... Зрелище потрясало. О том, что надо телепортироваться обратно, я вспомнил лишь когда поверх стекла упал свето-фильтр, спасая глаза от интенсивного света.

Оказавшись дома, я стянул с себя скафандр, хватая воздух ртом. В ушах звенело и сердце стучало в груди, заведённое адреналином. Я не знал, что это за ощущения, но определённо хотел ещё.

Восход Альфа Центавры, запечатлённый из системы звезды Лейтена, где эта яркая звезда видна, но её излучение не смертельно. Съёмка планетарных туманностей вблизи — огромных скоплений ионизированного газа вокруг белых карликов, тысячелетия назад являвшихся гигантами. Закат Солнца за Венеру, снятый через решето метеоритного потока.

Вернувшись в очередной раз — снимал планетарную систему, крутящююся вокруг двойной звезды по причудливым эксцентричным орбитам — я вдруг осознал, что мне хватит. Впервые за долгие годы я больше не хотел никуда двигаться. Останусь лучше здесь, в мягком кресле, в котором так уютно и спокойно.

Конечно, это был стресс. Каждый раз, задавая новые координаты, я не был уверен, попаду ли куда надо. Одна ошибка и я окажусь в звезде. Или в метеоритном потоке. В лучшем случае просто не на поверхности планеты, а где-то в глубоком космосе, где нет ничего. 

По ночам я просыпался в поту. Иногда во сне я до сих пор находился на комете, пролетавшей мимо Сириуса. Телепортатор не работал, и комета уносила меня в холод и мрак. Другие кошмары были не лучше. Метеоритный поток прошивал скафандр, превращая в решето. Защитный свето-фильтр отказывался падать и мне выжигало глаза, а затем и лицо. Телепортатор переставал работать и меня сминала в лепёшку атмосфера Юпитера.

Забавно, что даже на страх, как выяснилось, есть спрос. Через третьи руки пришло предложение купить «снимки страха». Причём эти заказчики выразили заинтересованность в новых снимках подобного характера. Я не был готов продолжать, так что продал, что было, и решил завязать с экстримом. 

Надо на что-то отвлечься, чем-то себя занять. Отдалить воспоминания о жестоком космосе, не терпящем ошибок. Найти какую-нибудь работу под стать. Например, межзвёздным курьером. Телепортатор уже есть, а это основное требование. Спокойная работа, и новые впечатления будут. Кажется, то, что надо.

Автор — Никита «Кит» Чередников.

P.S.: Этот рассказ появился после прочтения «Я могу телепортироваться куда угодно» Роберта Шекли. Я сильно разозлился, потому что суть рассказа в том, что главный герой умеет телепортироваться, но считает, что этот навык ему ничего не даёт. Мол, из путешествий он возвращается с пустыми руками и сомнительными воспоминаниями. Так зачем? Ну вот я попытался дать свой ответ на этот конфликт. Вот так можно использовать телепортацию, например.

P.P.S.: Рассказ написан в рамках курса «Сторителлинг», который проходит в студии развития личности «Гальдр».

#рассказ #рассказы #литература #истории #нф #научнаяфантастика #фантастика #сириус #звёзды 


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.