Клуб рассказчиков. Сон (рассказ)

Сны - ненадёжная форма повествования, и при этом - самая красочная и впечатляющая. В обычной жизни мы пытаемся донести до человека мысли и эмоции, используя слова. Поскольку этот инструмент ненадёжен, понимание достигается не так уж и часто. Может так статься, что собеседники вроде как услышали друг друга, но каждый понял своё. Во сне слова вторичны, ими пользуются скорее по привычке. Любую эмоцию можно испытать на себе, прочувствовать, а мысль обернётся картинкой, ощущением, действием. Покажу на примере.

Мне снилось, что проходит очередная встреча нашего клуба рассказчиков. Такое замечательное мероприятие, где мы обсуждаем истории собственного сочинения. В этот раз все было чуть иначе, поскольку к нам впевые пришла Сьюзи. За пределами клуба я часто общался с ней - исключительно о творчестве. Она начинающий писатель, да и я такой же. О том и говорили, а больше было не о чем. Слишком разные личности, даже на сочинении историй это отражалось. Я всегда сомневался в своих способностях. Каждый текст лихорадочно перечитывал и проверял раз за разом, и это не помогало. Так что вера в собственную бесталанность крепла. Только на одно я надеялся - перетереть однажды это всё трудом.

Сьюзи, в отличие от меня, знала, что талант у неё есть. Нужно лишь прислушаться к нему, позволить идеям прорваться в разум, а оттуда и вовне. И с некоторыми оговорками у неё это получалось. Возможно, как раз из-за уверенности в себе и своём таланте, в реальной жизни Сьюзи до нас до сих пор не добралась. Ей это просто не нужно. А вот во сне согласилась с радостью.

Клуб рассказчиков проводился в небольшой офисном помещении. В убранстве царил минимализм. Лишь стулья и переливающийся оттенками лиловый цвет на стенах. В реальности стены имели постоянный цвет, да и окружение имело куда больше деталей. Скучных деталей, не имеющих отношения к мероприятию и людям.

По правилам клуба каждый приходил с историей - иначе нечего обсуждать, и значит, незачем собираться. Первой слово взяла Сьюзи. Суть её рассказа ускользнула от меня при пробуждении, осталось только смутное представление о какой-то бытовой ситуации. Простенькая история о трудностях в жизни обычного человека. Особенность формы сна здесь проявилась, ухватив нас эмоциями и красотой лихо закрученных оборотов. От того казалось, что в воздухе разлился запах липы и акации, а во рту стало сладко.

Рассказ впечатлил меня, и сказать мне особо было нечего. А вот Джордж, организатор клуба, нашёл таки одну-единственную ошибку - местоимение «его» оказалось поставлено в таком коварном месте, что всё предложение меняло смысл. Сьюзи приняла это близко к сердцу и несколько минут сокрушалась над промахом. Своим основным даром она считала умение работать с языком, расставлять слова в идеальном порядке. Поэтому даже такая мелочь затмила её сознание, и это сказалось на пространстве вокруг. Казалось, кто-то начал выжимать цвет из глаз - всё посерело, и лампочки вдруг начали гаснуть, создавая полумрак. К счастью, Сьюзи взяла себя в руки, и окружающее вернулось в норму, насколько это возможно для царства Морфея.

По идее, я должен был читать рассказ следующим, и ждал своей очереди в страхе, как всегда. Мой рассказ точно хуже, я это знал и с ужасом представлял, как отреагируют присутствующие, когда узнают, насколько всё плохо. Что это за присутствующие, если я общался лишь с Джорджем и Сьюзи, осталось загадкой. Некая картонная публика. К счастью, оказалось, что Джордж приготовил специальную тему для обсуждения, на которую мы и переключились.

(Оглядываясь назад, я понимаю, что если расстройство Сьюзи передавалось окружающим, как серость и мрак, то и мой страх должен действовать схожим образом.)

Речь шла о важности контекста для восприятия рассказа. О том, как одна и та же фраза может стать окончанием длинного монолога и началом шутки. Предложение о том, что «Ангст поглотил меня и отправил в пучину отчаяния! Навстречу смерти, к концу страданий!», в исходном варианте являлось кульминацией трагедии, в конце которой герой отправлялся на верную гибель. Фрагмент, как и рассказ Сьюзи, наполнял сознание эмоциями. Он пробуждал тоску и вызывал физический дискомфорт. Желание смерти отдавало металлическим привкусом во рту. К счастью, Джордж тут же перешёл к иному варианту - уж очень неприятным было состояние. В другой версии контекст менялся и трагедия превращалась в фарс. Здесь рассказ унёс нас из подвала в другое место. Мы оказались посреди широкой улицы, возле здания из красного кирпича. Весь первый этаж занимал книжный магазин, широко распахнутые двери которого выходили на перекрёсток. Прямо перед ними стоял актёр-зазывала с развевающимся за спиной плащом, вопивший:

«Ангст! Ангст поглотил меня и отправил в пучину отчаяния! Навстречу смерти, к концу страданий!»

А позади него из магазина выбегали дети в красных колпаках с крестообразными прорезями. Они смеялись и двигались исключительно вприпрыжку, держа в руках купленные только что комиксы. Всё это походило на мои представления о том, как должна выглядеть Америка 30-х годов. Лишь дети способны веселиться на фоне всепоглощающей депрессии. Редкие прохожие постарше угрюмы, их взгляд бесцельно блуждает. Они не знают, что им делать и как дальше жить.

Резкая смена ситуаций взывала смех. Пафосная фраза, угрюмые прохожие, радостные дети... К тому же сам термин «ангст» использовался для обозначения тоски и безнадёги, и вдруг стал использоваться в речи суперегероя. Столь гипертрофированный образ воспринимался исключительно как комедийный. Смешно стало настолько, что я проснулся, избавив себя от позора истории, которую сочинил во сне. Попытка вернуться, в теории имеющая шанс на успех, оказалась бесплодной. Только и осталось, что рассказать этот сон вам.

«Diissection of Memoryа», картина художника под псевдонимом Ascending Storm
«Diissection of Memoryа», картина художника под псевдонимом Ascending Storm

P.S.: этот рассказ первым делом был опубликован в группе ВК «Басни Кита».

P.P.S.: рассказ написан в рамках курса «Сторителлинг», который проводится студией развития личности «Гальдр».

#рассказ #истории #сны #сюрреализм

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.