jrchernik

Category:

Пустая смерть (рассказ)

«Не заслужил я ausweis - был жаден и хитёр!

И в тот же миг был оглашён присяжных приговор»

Лестница Эшера «О Джеке-кузнеце и тыкве»

Агнесс шла на кладбище без обуви, в просторном чёрном платье. Ноги мерзли, но ей было всё равно. Прошёл уже год как она потеряла их, и она не знала, каким образом до сих пор жива. Год бессонных ночей и безумных экспериментов, когда испытывались даже самые сумрачные идеи. Осталось лишь горе, терзавшее душу так же сильно, как и в ту неделю, когда смерть пришла сначала за её мужем, а затем и за детьми. О, Франц, любимый Франц! Сколь одиноко в саду, где мы любили гулять! Сколь бессмысленен и хаотичен мир с тех пор! Дорогие Изабель и Виктория, как тихо без вас в доме! Как не хватает мне ваших простых и прямых истин, способных поразить взрослого!

Перестал бурлить котёл в подвале, где Агнесс варила тинктуры в надежде воскресить свою семью. Закрытыми стоят гримуары в библиотеке родового поместья — нет больше надежды на заклятье, которое призовёт их обратно. Их, а не демонов или пустые марионетки. Пустыми стоят гостевые комнаты, где побывал не один десяток коллег по колдовскому ремеслу. Все они лишь разводили руками. «Возможно, когда-нибудь магия проложит дорогу в Царство Мёртвых и обратно, но не на нашем веку.»

Вдова Франца Цемского подошла к воротцам, калитка которых давно уже перестала защищать вход. Семейное кладбище ветшало не одно десятилетие, и Франц не находил времени — не важно, своего или чужого — чтобы обновить место упокоения родственников. А безутешная Агнесс после его смерти и остальные владения поневоле привела в соответствие с кладбищем.

На арке, оставшейся от ворот, её ожидали три незваных гостя. Маленькие, словно домовята, но опасные, как всякая нечисть для человека, даже посвящённого в ведьминские тайны. В центре, слегка возвышаясь над другими, сидел чертёнок, держащий в руках бокал с зелёным напитком, над которым вился, без всякой на то причины, дымок. Красная кожа, гибкий хвост и маленькие рожки, по которым их всегда узнавали. Такие чертята, наглые и хитрые, всегда пользуются тем, что всерьёз их не воспринимают, и творят с людскими душами невообразимое.

По левую руку от чертёнка сидел гремлин, отличающийся от собрата лишь болотно-зелёным цветом кожи и костяным гребнем, выпирающим из спины шипами. Если чертята заведовали душами людей, то гремлины получали наслаждение от времени людского, потраченного впустую. Агнесс читала в одном из бестиариев, что гремлины могли не только механизмы портить, но и буквально пожирать время. И жизнь жертвы проходила мимо неё.

Наконец, по правую руку от чертёнка оправляла крылья гаргулья, соответствующая размерами своим напарникам. Также, как и они, она обладала гибким хвостом и гладкой кожей, но на Агнесс гаргулья смотрела иначе. С удивлением. Если чертей интересовали души, а гремлинов время, то гаргульи были воплощённым страхом, которым они и подпитывали своё существование. Бесформенный ужас, что шуршал в темноте за окном, оказался оформлен человеческим сознанием в виде химерических статуй, и так появились на свет гаргульи.

Заметив нежданных гостей, Агнесс отшатнулась от входа на кладбище. Чертёнок же с улыбкой поприветствовал её.

- Здравствуйте, миледи Цемская! А мы вас ждали.

- Здравствуйте, создания иного мира. Чем обязана? - осторожно поинтересовалась Агнесс, перебирая в уме всё, что помнила об оберегах и заклинаниях изгнания. Немного, ведь с тех пор, как умерли родные, голова её была забита другим. Ведьма не собиралась пользоваться силами заёмными, зная о последствиях таких сделок. Ритуалы призыва её интересовали лишь как возможная основа для призыва душ умерших с того света, а ритуалами изгнания она и вовсе не интересовалась.

- Ну не думали же вы, драгоценная, что после всей той активности на поприще воскрешения людей о вас не услышат по ту сторону сосновых дверей?

- Не думала, - призналась Агнесс, стиснув зубы. Горе в её душе никуда не делось, но теперь там росло другое чувство — гнев. — Где же вы были весь этот год? Столько времени прошло!

Тут оживился гремлин:

- Времени, времени, времени... Время это вкусно. А потраченное впустую — деликатес.

- Тихо, Браге. Ты своё получил, — заметил чертёнок. — Видите ли, миледи, траур есть траур. Заявиться так сразу, незваными, мы не могли. Отсутствие приглашений, кстати, удивило всех, кто готов заключать сделки. Что же вы к нам не обратились?

- Может, она боялась, ммм? - встряла гаргулья.

Проигнорировав химерическое воплощение страха, Агнесс ответила, тщательно подбирая слова:

- Я наслышана о ваших... сделках. И их последствиях. Труды Гестуса и Кростера читала каждая уважающая себя ведьма. Так что спасибо, но я справлюсь сама.

- И как прогресс, миледи? - спросил чертёнок с не скрываемым ехидством.

- Да от неё за милю чувствуется отчаяние, Ацров, - встряла гаргулья. Чертёнок шикнул на неё, но поздно.

- Балбес ты всё же, Рудво, - отчитал коллегу Ацров, после чего невозмутимо пригубил бокал в руке. - Тем не менее, мой коллега прав. Поэтому мы здесь — ведь вы всю Землю облетели на своей метле, и никаких чудесных решений не обнаружили. И не могли, ведь их нет.

- Кроме, я так понимаю, вашего решения, да? - спросила Агнесс, уперев руки в бока. Её злило знание чёрта. И ей ничуть не нравились собственные мысли. В глубине она уже была готова на сделку, и прикидывала, чем за это поплатится. Смерть мужа забрала её настоящее, а гибель детей — будущее. У неё не осталось жизни, и теперь... Нет, нельзя так думать, нельзя. Нет, но...

- Увы, миледи. Если хотите, я вам всё наглядно покажу, но уже у вас дома. Осенний вечер... - он передёрнул плечами, - прохладен.

Агнесс и сама ощущала, что на её ногах коченеют пальцы. Но злость на визитёров никуда не делась, а потому она сказала:

- Ничего, не замёрзнете. Я подумаю. Мне нужно проведать семью, - и Агнесс, не обращая внимания на гремлина, начавшего изображать тиканье часов, пошла к родовому склепу.

Род Цемских жил на этой земле не одно столетие. Говорят, далёкие предки Франца видели каждого из Великих Пророков, и лично приложили руку к некоторым из древних культов. Всё это время кладбище пополнялось и разрослось до целого сада с могилами разных вероисповеданий и похоронных ритуалов. Надгробия, кресты, таблички, каменные холмики без каких-либо обозначений — и склеп, построенный пару столетий назад. Спустившись внутрь, Агнесс постояла у трёх каменных гробов, в которых лежали тела её мужа и детей.

- Никогда не была набожной, ты знаешь, Франц. Но Господь мне свидетель, если это позволит мне вернуть тебя, я согласна. У меня нет больше сил, я не вижу Пути. Мать-Богиня оставила меня. Изи, ты бы наверняка придумала иное решение. Тори, ты бы смогла жить дальше. Мне это не дано.

Агнесс наклонилась над каждой из могил и поцеловала холодный гранит. Вернувшись в дом, она нашла Ацрова и его коллег в библиотеке. Чертёнок ждал её, сев посреди стола, на котором до сих пор лежало несколько книг, посвящённых смерти и тому, что ждёт людей после.

- Итак, госпожа, позвольте же рассказать, почему ваши попытки были столь...

- Ой, молчи, бес! Я и сама знаю эти причины. Алхимия бессильна, потому что нет равноценного обмена душе — созданная искусственно не подойдёт, и никакого другого существа тем более. Нет магических маяков, что смогут найти душу на том свете и нет чародейского лассо, что вытянет покойника оттуда. Я всё это знаю.

- Знаете, миледи, - признал Ацров, склонив голову. – Как, вероятно, знаете и то, что только у нас, существ, что живут на грани между теми мирами и этим, есть возможность вернуть человека?

Агнесс, сев в один из стульев возле стола, сухо кивнула: - Меня больше интересуют ваши условия. Вам же нужна моя душа, и лучше вместе с жизнью? Так это работает?

- О, ну что вы, что вы. Мы дельцы, но не капиталисты. Жизнь ваша. И смерть вам остаётся. А вот за последней дверью мы вас будем ждать. Ваш талант там востребован, знаете ли, - пояснил Ацров. - Взамен мы возвращаем к жизни вашего мужа и дочерей, оживляем тела и восстанавливаем их в том самом виде, в котором они и должны быть. Сердца их будут биться, головы думать, а души продолжат свой путь в этом мире.

- Звучит слишком хорошо, - заметила Агнесс. - В чём подвох?

- Душа, миледи, душа. Всё дело в ней. Без её энергии мы ничего не можем. И та же энергия питает нас. Душу вы отдаёте нам, в бессрочное посмертное пользование.

Агнесс молчала. Ей не нравилось, куда всё это идёт. Но увидеть Франца вновь! Обнять Изи и Тори! Она обратила внимание на двух подельников Ацрова.

- А вам что от меня надо? Что вы получаете от этой сделки?

- О, не волнуйтесь. Я ему и так должен, - пояснил гаргулья Рудво. А гремлин добавил с премерзкой ухмылочкой:

- А моя жатва уже собрана.

Агнесс поставила локти на стол и спрятала в ладонях лицо. Мать-Богиня, что же делать?.. Но покровительница ведьм молчала. Год изысканий Агнесс говорил о том, сколь важна душа. Сколь противоестественная эта сделка. Но ей уже было всё равно.

- Ладно. Я согласна. Что от меня требуется?

- Достаточно и рукопожатия. Небесная Канцелярия, знаете ли, отследит и в прошлом наши слова, если будет надо, - сказал Ацров и красноречиво ткнул пальцем вверх. Затем уточнил: - Давайте только я озвучу целиком условия. Я, Ацров из Цита, обязуюсь вернуть души Франца, Изабель и Виктории Цемских, вернуть к жизни их тела и восстановить их состояние на момент прошлого года, когда они были живы и здоровы. Также я обязуюсь присоединить их души к телам, каждую к изначальному владельцу. Воскрешённые, эти люди проживут ту жизнь, что отмерена их телам. Взамен вы, Агнесс Цемская, по рождению Тренгисс, обязуетесь посмертно передать вашу душу в бессрочное и полное использование мной и моим начальством. Всё так?

- Всё так, - подтвердила Агнесс и протянула руку. Ацров пожал её, и даже галантно поцеловал. Его губы были горячими и сухими.

- Что ж, к делу, - заявил Ацров и щёлкнул пальцами. Выверенно, красиво. И рядом с Агнесс появился муж. На его лице успело отразиться недоумение, а потом он начал оседать, словно ноги не держали. Агнесс шагнула навстречу, обняла и поддержала. Лишь чтобы услышать шёпот Франца:

- Что ты наделала, Несси.

Вслед за мужем появились и дети. Изабель расплакалась, а Виктория рассмеялась, но как-то невесело. Обняв и расцеловав всех, Агнесс убедилась, что они в порядке. После чего повернулась к чертёнку. Тот шуточно поклонился.

- Моя часть сделки выполнена. До встречи у последней Двери, миледи, - и растворился в воздухе вместе со своими подельниками. Остался лишь лёгкий запах серы, как напоминание о визите посланника Ада.

Агнесс ещё раз расцеловала и обняла детей и мужа, после чего наконец, смогла найти в себе силы спросить Франца:

- Что не так, любимый?

Он широко раскрыл глаза. Белые, с лёгкой желтизной, без зрачков и радужки. Нечеловеческие. Агнесс посмотрела на детей. Глаза Изи оказались фиолетовыми, отливающими синевой. Виктория же глядела на мать двумя алыми рубинами.

- Дорогая, после смерти люди не перестают существовать. Но и не сохраняются в том виде, в котором умирали. Мы продолжаем жить. Иначе. В иной форме и совсем иначе.

- Но... Как же?..

Франц поморщился, от чего Агнесс поневоле улыбнулась. Она соскучилась даже по этой гримасе, когда его просили что-то объяснить. Неважно, будь то правила высшей магии, или почему нельзя мальчиков превращать в жаб.

- Бессмысленно пытаться описать. Это как... Представь, что ты видишь звук. Но не примитивную синестезию, когда звук имеет цвет и текстуру. Это не колебания воздуха и не визуализация нот. Представь, что глазами ты видишь звук. И если ты хотя бы на секунду представишь, каково это — примерно можешь понять, что значит жизнь после смерти. Это... - он в беспомощности развёл руки в стороны. - Как нечто за гранью, где уже нет телесных ощущений, и в то же время есть сверхчувства. Разум... содержимое черепной коробки не способно такой категории вместить, а язык — описать.

- Мам! - требовательно крикнула Изи. - Зачем ты нас вернула?!

- Ну... Но... Я так скучала... - не выдержав, Агнесс чуть не расплакалась, лишь в последний миг удержавшись. - Вы так внезапно ушли, доченька. Оставили меня одну. Мне так хотелось снова вас увидеть. Обнять. Услышать ваши голоса.

- И за это ты лишила себя будущего, - обрушил Франц на неё вердикт. Агнесс недоумённо на него посмотрела. - Милая, жизнь... существование человека только начинается смертью. Это как проснуться однажды и увидеть новый цвет. Нет, увидеть, что вся цветовая гамма — лишь песчинка в сравнении с морем. Проснуться и увидеть за деревьям лес, а за ними мир, а за миром вселенные. И это всё и вглубь, и вширь, и в ещё одно измерение, которое раньше казалось несуществующим. Всё это для тебя — закрыто.

- Зато у меня есть вы! Это что, ничего не значит?! - начала сердиться Агнесс. - Франц, неужели я для тебя ничего не значу! Время, что у нас теперь есть для нас обоих! И для детей!

- Мам, конечно, значит! - заявила Виктория, сведя брови над своими иноземными глазами. - Но там у нас была вечность. Ты к нам туда скоро пришла!.. Пришла бы. А эта жизнь кончится. И мы тебя потеряем. Ведь ты будешь в другом месте.

Агнесс растеряно молчала.

- И что теперь?

- Что теперь... - протянул Франц. - Жить сколько сможем, а затем ещё немного.

- А… А мы сможем?

- Конечно, Агнесс. И новую дорогу туда найдём. Ведь ничто не остановит ведьму от следования Пути.

- Потому что только по Пути мы идём за Матерью-Богиней, - по привычке, эхом отозвалась Агнесс заученной давным давно мантрой. Но сегодня эти слова отозвались в сознании новым оттенком. - Но разве?..

- Обойти их, - он ткнул пальцем вниз, - возможно. Я тебе говорил о городе, что пережил свою смерть?.. Нет?.. Ну в общем, казалось, что это невозможно. Смерть для города — событие необратимое. Если вдруг исчезает причина жить на одном месте, люди уходят из него, и больше не возвращаются. Однако для Хоколобона смерть оказалась лишь испытанием, трансформирующим город в нечто новое. Вот увидишь, мы найдём другой способ преодоления смерти. Таков Путь.

По мотивам этого рисунка и был написан рассказ, хотя прозрачность женщины я увидел слишком поздно… Автор — Abigail Larson.

P.S.: Рассказ томился в редакторской три месяца. Успел вырваться из-под рук до того, как автор его окончательно испортит. Приятного прочтения. Вы можете помочь тексту продолжить путешествие, забрав его к себе на страницу.

#рассказы #рассказ #фэнтези #магия

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.