jrchernik

Categories:

Рассказывай, а не показывай (мысли в слух, мнение)

Есть этот замечательный совет начинающим и не только писателям. Мол, надо показывать, а не рассказывать. Опиши мне картинку, а не рассказывай, что было красиво.

В последнее время эти слова набивают оскомину. Как правило, когда я читаю книгу, я как раз хочу, чтобы мне рассказали историю, а не показывали картинки. Если я захочу посмотреть картинки, я пойду и посмотрю картинки, для этого Пинтерест придуман.

Нет, конечно, я не совсем дурак и понимаю, зачем и почему эта реплика изначально прозвучала. И этот совет вполне рабочий, необходимый даже. Но прозвучать он должен в конкретное время и применительно к конкретным проблемам начинающего, или даже уже вполне практикующего писателя. Он же зачастую озвучивается для оправдания каждой второй придирки.

Во всём важен баланс. Не стоит налегать как на описание, так и на рассказывание. В первом случае рискуем получить сраный артхаус, во втором — убогое рассуждалово.

Стоит также заметить, что это выбор выразительных средств, целого их набора. У автора, достаточно продолжительное время практикующего, вырабатывается свой стиль, и вместе с тем привычный набор слов, клише и штампов. И перевес в сторону описания или рассказа создаёт два разных текста, по сути.

Приведу пример. В первом случае у нас есть Джек, молчаливый парень, о котором мы ничего не знаем. Он входит в комнату, обнаруживает мёртвую девчушку лет четырнадцати, начинает плакать, причитать, биться головой о стены. На место приезжает другой человек, в форме, и начинает оттаскивать Джека — только в этот момент, собственно, мы и слышим его имя, причём скорее всего, не Джек, а мистер Джексон. Чуть погодя, успокоившийся мистер Джексон докладывает копам, как нашёл девочку.

Хорошее ли это повествование? Оно выполняет свою цель — представляет нам картинку и через неё вводит экспозицию персонажа. Она опосредованная, позволяет дорабатывать картинку самому, при этом оставляя поле для маневра. Кто именно девочка мистеру Джексону? Дочь, племянница, может, и вовсе малолетняя любовница… Но мы знаем, что она была ему дорога. И это уже позволяет проводить какую-то параллель между персонажем и читателем. Наводить мосты сочувствия.

Но что насчёт второго случая? У нас есть Том. Ему около сорока, он бухгалтер в большой фирме. Его коллеги иногда шепчутся, что он затворник. Ни с кем не общается, уходит в шесть с работы и как в воду пропадает. Как-то раз он обмолвился о наличии дочери, но даже фотографию её не показывал. И вот Том возвращается домой. Издалека уже он чувствует — что-то неладно. В окнах темно, хотя обычно Элли зажигает все лампочки в доме — её пугает темнота. Отец паркует машину на лужайке и подходит к двери. Она открыта, что говорит ему слишком многое. Однако прислушиваясь, он не различает подозрительных шумов. Осторожно зайдя внутрь, он берёт первое, что под руку подвернётся, чем можно огреть незадачливых грабителей. Но в доме нет никого. Том молча обходит первый этаж и поднимается наверх. Элии обнаруживается в своей комнате. Мёртвая. Том чувствует, как слёзы начинают бежать у него по щеке. Ей было 13. Недавно у неё был первое свидание с одноклассником, на которое он с трудом дал согласие. Ещё утром она жаловалась ему, что не понимает математику.

Хорошее ли это повествование? Главное, оно так же выполняет свою цель — рассказать о персонажах. Но использует для этого совсем другие средства.

Предсказываю, что кто-то заметит, что первое написано от лица «комнаты», а второе от лица Тома, с куда больше привязкой к персонажу. Тем не менее, в обоих случаях мы не вживаемся полностью в «точку зрения» персонажа. Повествование не ведётся от «я», дистанция между читателем и персонажем сохраняется. Тем не менее в обоих случаях сопереживать персонажу можно.

Другой заметит, что в обоих случаях используются как описательные, так и «рассказывательные» техники. И это верно. Ведь как я и сказал, это вопрос не однозначного выбора в пользу одной техники, а перевеса в одну из сторону. А куда-то, думается, будет перевешивать неизбежно.

Буде у этого текста найдётся сто читателей, предсказываю, что найдутся как сторонники первого «случая», так и второго. Что неизбежно. Сам этот текст родился после продолжительного обсуждения моего совместно написанного рассказа «Фарфор и Яма». Перед публикацией я дал почитать другу и он меня убеждал, что было бы лучше, напиши мы его в описательном стиле. На что, после некоторого размышления и попытки сделать набросок, я заметил — это будет не лучше и не хуже. Это будет совсем другой рассказ. Что тоже важно понимать — разным рассказам разные наборы выразительных средств. В идеальном мире, где все мы живём в полном осознании писательских процессов, следовало бы сначала полностью продумать историю и понять, каким стилем её лучше написать. Однако слишком часто я либо сначала пишу, а потом додумываю, либо после обдумывания оно уже и не пишется. А потому единственное, что остаётся — нащупывать стиль, проверять себя в разных форматах. Собственно, так и появилась зарисовка «Пляшут закорючки...» Из желания опробовать иной подход.

#писательское #писательскоемастерство #советыписателям


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.