jrchernik

Categories:

Поиск невозможных решений. Часть 2 (рассказ из цикла "Хоколобон")

первая часть рассказа

...

- А в городе много наших... коллег?

- Детей Богини в городе ещё пять. Двоих знаю лично, мои помощники. Остальные держатся особняком. Всё больше затворники, постоянно алхимичат, проверяют теории. В городе около сотни ещё человек разбираются в Искусстве, получше или похуже. Каждый себе на уме. Хоколобон не из тех городов, где можно доверять жителям. По крайней мере, теперь.  

- Не имеет значения, что раньше. Будьте осторожны. Мы на месте.  

Дом был двухэтажным. Западного стиля, к крыльцу примыкает небольшая веранда с плетёным столом и стуляьми. Стены облицованы крашенными досками, в цвет безоблачного неба. К дверям поднималась лестница в три ступеньки. Преодолев её, шериф Скел открыл дверь и отдал ключ Агнесс:  

- Если что, запасной ключ есть, но лучше этот не теряйте.

- Разумеется, - кивнула госпожа Цемская. Франц прошёл внутрь, доверив жене завершение разговора с Хайрамом, явно не желавшим заходить внутрь. - Значит, на этом всё? Мы можем попросить, если что…

- Если вашей жизни станет угрожать опасность, я обязан вмешаться, - объяснил Скел. Цокнув, добавил: - Пока находитесь в Хоколобоне, Агнесс, ваша семья под моей защитой. Как и все его жители. И город маленький, разумеется, мы увидимся с вами не раз и не два. Но не ждите, что я передумаю насчёт цели вашего визита. Попытки обмануть обманщиков остаются полностью на вашей совести.

Кивнув, он удалился. Цемские обследовали дом. На втором этаже они нашли две спальни. Откинув чехол с одной из кроватей, они уложили Изи и Тори, на тот момент уже вовсю клевавшую носом. Спустились на первый этаж. Переглянулись.  

- Как будем убираться — руками-ритуалом или..? - спросил Франц.  

- Он ещё спрашивает, - буркнула Агнесс. Найдя кладовку и все необходимые инструменты уборки, они там же нашли вентили водоснабжения. Пустив воду по трубам, пошли по дому.

Любое новое обиталище детей Богини требовало церемонии очищения и посвящения. Так Она узнает, что её чада здесь и за ними следует приглядывать. Так прочие сущности узнают, что с обитателями следует считаться.  

Две скрещенные соломинки из веника в одном углу. Трискелион, нарисованный водой с тмином и базиликом, в другом. Слова, сказанные в нужный момент. Магика присутствовала в каждом деле её носителей, и чистка места, где обитает адепт, не исключалась. 

Через час, валясь с ног, они закончили процесс, освятив чердак в Таинством Завершения. Начертили греческую букву «омега» в пыли и тут же смыли, протирая полы.

Уборка принесла не только усталость, но и интересные находки. Библиотеку, полную томов по алхимии и ритуалам, магике и демонам, и другим темам, столь знакомым Агнесс и Францу. Там же располагался бар с крепкими напитками. В подвале, помимо обширной коллекции вин, хранились инструменты алхимика, включая обширный набор дутых вручную стеклянных колб. Может, приход магики и сломил старого шерифа, но он сопротивлялся до последнего. Закончив уборку, Цемские открыли одну из бутылок вина. Вкус у сбежавшего служителя закона был своеобразным — вино оказалось из малины.

- Нам нужна еда, - заявила Агнесс, сделав первый, щедрый глоток. - И план. Обеспечим дом припасами, оставим девочек на хозяйстве, а сами пойдём к Сиклзу. Так?

Франц кивнул. Но тут в дверь постучали. На пороге стоял юноша в коричневом костюме. В руке у него была объёмная корзина с крышкой - в таких удобно носить еду на пикник.

- Здравствуйте. Я от мастера Сиклза. Это вам, - он протянул корзину. - Он будет ждать вас в баре «Мечты о Смерти». Через час или около того.  

- Около того?

Посыльный пожал плечами: – Мастер Сиклз не славится пунктуальностью.  

- Часто ему служишь? - уточнил Франц, принимая корзину.  

- Я его ученик. Берт.

- Берт, значит. Я Франц, это Агнесс, - представив жену, колдун приоткрыл корзину. Там была еда. Мясной пирог, бутылка вина, запечатанный кувшин — вероятно, с соком или молоком. Там же лежали хлеб и сыр. На ближайшие сутки Цемские были обеспечены. Берт, тем временем, кивнул:

- Да, мастер говорил о вас.  

- Вот как, - заметил Франц. - И что же?

- Сказал, вы эффектно появились, и вероятно, у вас будут общие дела. Но говорить об этом рано.

- Ясно. Ладно, а где этот самый бар?  

- Я вас провожу до него, - предложил Берт.  

- Нет, не проводишь, - отказал Франц. - Будь добр, расскажи, как пройти туда.  

- Ну, на самом деле это недалеко. Вам, значит, надо выйти на пересечение Тихой и Лилльской, а там пойти на восток. Лилльская пересекает наискось Старомонетную, По ней на северо-восток и упрётесь в бар. Уж его-то вы не пропустите.  

- Почему?

Юноша смутился. 

- Трудно объяснить. Увидите, в общем, там других таких заведений нет.

- Что ж Берт, до новых встреч, я полагаю, - попрощался Франц и закрыл дверь прямо перед носом ученика Сиклза, успевшего что-то вякнуть про удачу. Колдун поставил корзину на стол в большом зале. Агнесс заметила:

- Грубовато ты с ним. Он же ничего не сделал.  

- Он вестник. Даррен Сиклз заявляет свои права на устроение наших дел в Хоколобоне, - хмуро объяснил Франц. Агнесс недоумённо нахмурилась. - Он знает, что нужен нам. А значит, в его руках рычаг давления на нас. Что господин Сиклз не замедлил показать. Мне это не нравится.  

- Понимаю. Но какой у нас выбор? Мы здесь не ради игр в «кто сильнее», Франц. Мы здесь искать реше...

- Да я знаю, - раздражённо перебил он её. - Я знаю, родная. Но дай человеку власть над собой, и он не преминёт ей воспользоваться.  И господин Сиклз явно знает, как распоряжаться чужими жизнями.  

Он тяжело вздохнул.  

- Ладно. Оставим детям записку и пойдём?

Агнесс кивнула. Дети не первый раз оставались одни, и даже на новом месте за них не стоило беспокоиться. Да и совершённые ритуалы помогут, защитят малышек.  

Молодой ученик Сиклза не обманул. «Мечты о Смерти» в самом деле ни с чем нельзя было спутать. Здание было одноэтажным, но и за квартал до него виднелась мерцающая коса Жнеца Смерти. Лезвие из стекла лучилось серебристо-серым светом, от которого мурашки по коже шли. Сам Жнец разинул на гостей бара зубастую пасть, внутри которой прятались двустворчатые двери. К порогу поднималась неровная лестница, каждая ступень которой была расположена под острым углом к предыдущей, а на краях они причудливо перетекали одна в другую. Так на иллюстрациях сюрреалистов разные этажи здания могут переходить один в другой, создавая пространственный парадокс. У самих створок, внутри пасти, возвышались двое призрачных вышибал. Тела их казались эфемерными, глаза угрожающе сверкали багровым. Не возникало сомнения, что вопреки кажущейся бестелесности они способны выполнить свои обязанности. Однако пока что они без вопросов впустили Цемских.

После такого внушительного входа сам бар предстал куда более прозаичным. Небольшая сцена в одном углу, разномастные столы, хаотично расставленные по залу, барная стойка в противоположном крае от сцены. Правда, ещё здесь наблюдались несколько стеллажей, частично заставленных бутылками и книгами, а частично — всякими диковинками. Чей-то череп лыбился рядом со сценой. В одном месте сабля скрещена с клейморой, совершенно нагло выделяясь среди современного антуража. Стены окрашены в червонный, с потолка свисают алые люстры, окрашивающие всё вокруг в ещё более кровавые оттенки.  

Франц и Агнесс подошли к барной стойке. Там стоял флегматичный, явно чем-то недовольный бородач. Изобразив подобие улыбки на лице, он обратился к ним:

- Добро пожаловать в «Мечты о Смерти». Меня зовут Твей, я здесь главный. Мы будем большие друзья, если вы не будете устраивать сцен. Чего вам налить? Вина даме, водки господину?

– А как вы?... - удивлённо спросила Агнесс. Именно так обычно они и принимали алкоголь — Франц предпочитал покрепче, Агнесс послаще. Иногда они находили общий язык в области травяных настоек, но обычно оставались при своём.

- Я бармен и владелец питейного заведения. Давайте сойдёмся на том, что мне положено это знать, - всё так же спокойно объяснил Твей, разливая напитки по ёмкостям соответствующей формы.  

Время было ещё светлое, вечер только начинался, и людей в баре, кроме них, не было. Цемские устроились за одним из столов. Они явно прибыли раньше времени, а значит, им предстояло какое-то время ожидать.

- Мне это не нравится, - заявил Франц и сделал большой глоток из гранёного стакана.

- Да, ты уже говорил.

- Чем дальше, тем хуже. Странный бар, странное время. Как будто...

- Вообще-то, это один из лучших баров в городе, хотя и с необычным расположением, да, - заявил подошедший Твей. Проигнорировав раздражённый взгляд Франца, он продолжил: - Если не возражаете, я бы хотел с вами поболтать, пока народ собирается. Предпочитаю знать своих гостей.  

- И чем же необычно расположение вашего бара? - спросила Агнесс прежде, чем Франц придумает какой-нибудь злой ответ.

- В ста метрах за стеной, как пройдёте парк, расположен Порог. Никто не знает, между чем и чем, но большинство уверены, что за ним - Смерть. Оттуда мало кто возвращается, и ещё меньше — в своём разуме. Ваш покорный слуга — редчайшее исключение.  

- Побывали по ту сторону смерти? - с улыбкой спросил Франц.  

- Да, согласен, полная ерунда для человека с вашими глазами. У вас на родине это частое явление?

- Глаза без радужки и зрачка?

- Глаза жившего на том свете.  

Скрывая удивление, Франц пригубил стакан. Агнесс всё же выгнула бровь.

- Много знаете о посмертной жизни?

- Не очень. Разные мелочи. Впрочем, обычно больше и не надо — людей и это впечатляет.

- Считаете это хорошая идея — устроить бар неподалёку от такого Порога?

- Идеальное место. Если кто-то мне решительно надоест — я препровожу его на тот свет.

- Препроводите? То есть отправитесь вместе с ним?

- Меня туда не пустят. Рано ещё, - ответил Твей и подмигнул. - О, извините, клиенты подоспели.

В бар зашли трое юношей студенческо-неопределённого возраста. Все слегка небритые, в кепках-восьмиуголках и плащах. Твей налил им, перекинулся парой слов и осел на стул там же, за барной стойкой.

- Интересный господин, - заметил Франц. Агнесс кивнула. 

Разговор не ладился. Супруги сидели и потихоньку поглощали алкоголь, наблюдая за публикой, потихоньку собирающейся в баре. Тут были и сомнительные личности в балахонах, и рабочие со складов.

Сиклз не появлялся. Зато появились проблемы.  

Где-то спустя час, когда Даррен должен был уже минут сорок как быть на месте, в зал зашёл здоровенный детина. Метра под два ростом, косая сажень в плечах. Красная кожа и витые бараньи рога. Несмотря на осеннюю погоду, одежда на нём подходила больше под летнюю погоду — кожаная жилетка на голое тело, короткие штаны и здоровенные ботинки. Агнесс подумала, что в таких удобно скрывать когти на лапах.  

Пара шагов — и вот демон уже у бара, рычит басом заказ. Перед ним появилась стопка с чем-то крепким. Он её опрокинул, ещё что-то рыкнул и стопка заменилась стаканом с виски. После чего здоровяк обернулся и окинул бар взглядом, остановив его на Цемских. В этот момент и стало понятно, что у них проблемы. Он хищно ощерился — так волк оголяет зубы, увидев свою жертву. Взяв стакан и пригубив его, верзила двинулся к столику Цемских.

- Здоровый малый. Думаешь, у нас проблемы? - спросила Агнесс. - Договор...

- Договор был с другими.  

- Если что, я...

- Будешь сидеть и не рыпаться, - шикнул на супругу Франц. На этих словах к ним и подошёл краснокожий. По хозяйски отодвинул пустой стул и присел. Стул жалобно скрипнул, но выдержал.

- Да, рыпаться некуда, жертвы. На вас обоих такие метки, что я и за милю учуял бы. Кто такие?

- Франц и Агнесс Цемские, - представил обоих Франц. - А вы кто будете?

- А я тот парень, что приходит за вами, заключившими Договор. Место-то вам там, - и он намекающе ткнул пальцем вниз.  

- Согласно Договору, мне отведена вся жизнь в её полноте, - заявила Агнесс. - А муж мой вообще не является частью сделки.  

- Вот именно. «Вся жизнь в её полноте», - передразнил верзила. - Полнота жизни очерчивается смертью, а смерть подруга неверная. Вы в городе за гранью жизни. А значит, вся ваша полнота фьюить, - присвистнул демон и махнул рукой в сторону. Ветер поднятый этим движением, смахнул волосы со лба Агнесс.  

- И что вы этим хотите сказать — я к слову, так и не услышал имени, - обратился к краснокожему Франц.

- Меня зовут Эрм и я хочу сказать, что-либо твоя супруга пойдёт со мной добровольно — либо я потащу её за ноги, - заявил демон и снова оскалился.  

- Этого не будет, - сказал Франц. Одним слитным движением Эрм встал и откинул в сторону стол. Стекло бокалов высоким звоном обозначило свою гибель. Верзила бросился к Агнесс, но в ту же секунду в него врезался Франц. Несмотря на явный перевес черта, оба полетели в другой стол, за которым сидела компания юношей и девушек. Первые пытались что-то рассказывать вторым о своих очень важных делах, но историю не удалось довести до конца.  

Однако драка не задалась. В мгновение ока появились те самые призрачные вышибалы, которых Агнесс и Франц видели на входе. Они разняли господина Цемского и Эрма. В воцарившейся тишине к ним подошёл Твей. 

- Что здесь происходит и кого из вас двоих я должен выкинуть прочь?

- Они добыча. Моё право, - заявил Эрм. Франц молчал. Твей, прищурившись, оглядел Цемских.  

- Ну во-первых, Эрм, их столь же законное право защищаться, Хоколобон ничейная территория. А во-вторых — мне плевать, на что вы все имеете право, в моём баре никаких драк.

Франц судорожно думал. За пределами бара шансы на выживание в бою с демоном, который привык выслеживать и побеждать, стремились к нулю. Нужно как-то уравнять, нужно что-то сделать...

- А дуэли в твоём баре проводятся? - спросил он. По публике прошёл шепоток, явно говорящий о том, что какой-то дуэльный кодекс в Хоколобоне поддерживался. Твей повернулся к Францу.  

- Дуэль это можно, да. Дуэли у нас в чести. Вы хотите схлестнуться с Эрмалионом Настигающим?

– Не хочу, но это кажется единственным цивилизованным способом разрешения разногласий.

Эрм лишь вновь оскалился. - Я готов сразиться с господином Цемским.  

Твей склонил голову на бок, обдумывая.

- Хорошо, это мы можем организовать. Обговорим условия. Чего добиваются стороны?

- Смерти, - заявил Эрм.

- Признания поражения, - сказал Франц.  

- Идёт, - согласился Эрм. Твей кивнул.  

- Далее. Выбор оружия, и имейте в виду, что выбор ограничен. Я не допущу физического боя. Очевидно, силы не равны. Слово? Магика?

- Магика, - дружно заявили Франц и Эрм.  

- Что ж, быть посему. Господа, освободите место. Вы, - сказал он вышибалам, - помогите убрать столы и стулья.

Всего за пару минут пространство расчистили, и Эрм встал против Франца на расстоянии десяти шагов. Агнесс пыталась поговорить с мужем, отговорить его от ужасной идеи. Это же не университетские забавы, в которых он регулярно принимал участие! Но её оттесняла толпа. Франц увидел её и махнул рукой, мол, не волнуйся, всё на мази. Как он это себе представлял, оставалось решительно неясно. Агнесс отвоевала себе место в первом ряду круга, и решила вмешаться в процесс, если что. Плевать на правила, она за этого дурака душу продала!

Твей встал посредине зала, между дуэлянтами.  

- Что ж, условия обговорены. Дополню их тем, что за повреждения бару виновный несёт полную ответственность, как и за все случайные жертвы, буде таковые окажутся, - он оглянул зал. Круг людей вокруг противников стал сильно шире. Агнесс уже никто не подпирал. За спинами дуэлянтов и вовсе никого не осталось. Убедившись, что все желающие ушли с линии огня, Твей объявил: - Начинаем.

Первый удар нанёс Франц. Ожидать выпада демона значило рискнуть его пропустить. Возможно, шанса на ответ и не будет. Игла света ударила с потолка, от люстры. Её острие остановилось в метре от демона, и тут же растворилось в воздухе. Оскалившись бесчисленным сонмом зубов, он заявил:

- Мой черёд. 

Во Франца с нескольких сторон полетели огненные шары, возникавшие из ниоткуда. Большую часть он просто отклонил в сторону. Однако их оказалось слишком много. Последний удалось остановить лишь перед самой рукой. Ладонь ожгло. Боль вспыхнула внутри. «К чёрту осторожность», - решил Франц. Его ответ был невидим. Боль ожога, увеличенная в сотни раз, настигла Эрма. Он издал громогласный рык и упал на колени.  

- Сдаёшься? - спросил Франц.

- Шутишь, - осклабился краснокожий верзила. - Да это утренняя разминка была.

Будто в демонстрацию, он полоснул себя когтями по запястью. Кровь обильно полилась на пол. Но лужа не успела образоваться. Словно живое создание, кровь быстро потекла, переливаясь, по паркету. К Францу. Он начал создавать круговую защиту, барьер — слишком медленно. Обойдя с боку, кровь внезапно бросилась копьём, вонзившись под ребро. И на этом дуэль оказалась проиграна.  

Кровь Эрма ринулась по телу Франца паразитом. Казалось, его рвали на части, выдергивая по куску за раз. В боку, в груди, и наконец, зараза пробралась в голову. Вдруг боль отступила. Муж Агнесс обнаружил себя на полу, сжавшимся в позе эмбриона. Над ним склонился Эрм. В углу глаза знакомое мельтешение – Агнесс с ужасом наблюдала за происходящим и готовилась вмешаться.  

– Ну что, червь, признаешь поражение?

– Кхр… Нет, - с трудом выдавил Франц и замотал головой, отвечая и на немой вопрос жены.

Мышцы свело судорогой, Франц выгнулся дугой. Казалось, он слышит хруст. И снова боль отступила, и снова Эрм спросил:

– Сдаёшься?

– Погоди, дай подумать, - время, надо купить время. Сделать что-то… - Не-не, щас…

В спину будто нож вонзился. Где-то в районе печени.  

– Я у тебя в голове, дурень. Давай уже, признай поражение, закончи с этим фарсом.

– Нет, пожалуй, погодим…

Настал черёд головы. Вокруг неё словно сомкнулась чья-то пасть, норовящая расколоть череп. Зубы её вонзались всё глубже и глубже в разум, ввинчиваясь, стремясь добраться до мозга. Но в этот раз боль прекратилась моментально. Сумев открыть глаза, Франц увидел – Агнесс не выдержала. И ничего хорошего не вышло. Эрм держал её за горло одной рукой, другой продолжая контролировать проклятую кровь внутри Франца.

– А если подумать, то ничего уже и не надо. Что ж, было забавно… - Эрм не успел договорить. Кисть руки, в которой он держал Агнесс, отрезало золотистым лезвием. Самого его сшиб вихрь, состоящий из искр и тьмы. Демон кубарем покатился в толпу. Люди расступились, и он снес ещё один стол.

Возле Агнесс стоял Хайрам Скел. Спокойный, ни единой эмоции не выражало его лицо. Одет всё в тот же костюм. Но глаза его светились, словно солнце, взгляд на него доставлял боль. Руки скрывало лучащееся золото.

Эрм не издал ни звука боли, он сразу возмутился:

– Не вмешивайся, законник! Они – моя добыча!

– Мы в Хоколобоне. Здесь я решаю, кто чья добыча, – заявил Скел, не менее громко. Однако в его голосе не было ярости, клокочущей в горле демона. Зарычав, тот кинулся на шерифа. Вновь сверкнуло золото. Демон оказался на полу, пришпиленный прутом, целиком состоящим из солнечного света. Ни Франц, ни Агнесс никогда не видели такой скорости Плетений. Хайрам не просто так стал шерифом Хоколобона.

Копьё света не убило демона, и сквозь удивление до ушей Агнесс дошёл его крик, протяжный и оглушительный. Скел подошёл к Эрму. Пальцы обеих его рук были сложены в жестах, значение которых ускользало от понимания.  

- Ещё хочешь, Эрм?

- Ловко… уф, ловко бьёшься, шериф. Но ты всегда будешь их защищать, а? Каждый день, каждую ночь? Каждую минуту?.. - демон захрипел, откашлялся. Из рта его вылетело несколько капель жидкого пламени. - От всех нас?

На лице Хайрама мелькнула тень сомнения. Едва уловимая, выражения столь краткие, что только сам их факт существования и был заметен.  

- Нет, только от тебя, паря. Bondario. Expulsio, Extorsio. Reptu almo ак’хэн’mvuo.

- Стой, погодь, аргх… - кисти рук демона почернели. Кожа стремительно облезала, обнажив под ней письмена и значки. Закорючки, похожие на арабский язык, смешанный с пиктограммами. И судя по крикам, процесс доставлял Эрму немало боли. Наконец, он затих.

- Вот так. Даже не пытайся их свести. Не пытайся покинуть город, Вратами или через Грань. Будет хуже. Что до Цемских… Я узнаю, если ты попытаешься хоть что-то сделать. И эти мысли, что у тебя сейчас в голове — да, именно так. На тебя надет поводок.

Подойдя к демону, Скел одним движением вырвал из его плоти копьё света, что тут же потускнело и исчезло. Пинком перевернув Эрма, шериф схватил его за шиворот и потащил к дверям.  

- А теперь пошёл прочь отсюда, - и выкинул его за дверь. Как ему это удалось, было выше понимания любого из присутствующих. Шериф немалого роста, да, но в демоне на вид метра два с изрядным гаком, а уж весит тот поди центнера два. И всё же Скел это сделал.  

Не успели створки дверей закрыться вновь, как в них показался господин Сиклз собственной персоной. Кивком поприветствовал шерифа.

- Хайрам.

Тот ответил взаимным кивком: - Даррен. Что-то ты припозднился, обычно весь бардак происходит при твоём непосредственном участии.  

- Староват я уже для такого веселья, шеф.  

- Ну да. Понимаю, - язвительно заметил Скел. Кажется, впервые со знакомства Агнесс видела  столь яркую эмоцию у шерифа. Неужели столь сильны между ними трения? Шериф развернулся к Цемским: - Как я и говорил. Берегите себя.

Кивнул и вышел прочь. Вслед раздалось лишь цоканье Твея.

– Ну вот, а за мебель и посуду, как обычно, плачу я. Вот уж точно, за все удовольствия приходится платить…

Сиклз поманил Цемских к себе. И Франц вместе с Агнесс заковылял к нему. Он на удивление быстро приходил в себя — раны в боку как будто и не было, лишь ожог ладони всё ещё давал о себе знать. Приблизившись к Даррену, он заявил:

- Вы знали! Знали, что нас здесь ждёт!

Старик кивнул: - Так было надо.  

- Я вам сейчас эту нужду зна… – внезапно Францу стало не хватать воздуха. Он напрягал лёгкие, но ничего не выходило. Продлилось всего секунду, но животная паника успела проснуться в нём, еле-еле подавленная волей.

– Давайте сохранять спокойствие, господа. Не стоит думать, что моя старость даёт вам преимущество.

Муж Агнесс смог вздохнуть, но она лишь повторила слова мужа:

- Мы сохраним спокойствие. Но вы скажете, почему?

– Чтобы вы знали, что значит жить в Хоколобоне. Чтобы встретили Эрма или ему подобных в контролируемой обстановке. Чтобы Твей рассказал про Грань за баром.

– Контролируемой?! – возмутился Франц, в этот раз дождавшись окончания речи Сиклза.

– Да, контролируемой. Мы говорим о кабаке Твея. Он не позволил бы смерти – или чему хуже – случиться внутри заведения. И что о нём не говори, но он может выполнить любую угрозу в своём доме, который по совместительству выполняет роль бара.

Сделав паузу, он продолжил:

– А теперь, могу я вас пригласить к себе в гости? Расскажете, что у вас за ситуация. Подробно.

Они пошли прочь скорым шагом. Оказалось, что путь к дому Сиклза пролегает мимо жилища Цемских. За ним, если идти от бара Твея. Заглянув к себе, они обнаружили, что Изи и Тори проснулись, поели и опять уснули, теперь на диване в гостиной. Переложив крепко спящих обратно в кровати на втором этаже, Агнесс и Франц собрались идти к Даррену. Однако он ждал их у входа с предложением.

– Можем поговорить здесь, на веранде, если вы не хотите оставлять детей одних.

Агнесс кивнула. Так они и сделали. Плетёные кресла устало поскрипели на них, но и только. В сам разговор вмешиваться не стали.

– Итак, что вы хотите узнать?

– Как город стал таким.

– Я договорился с надмировыми силами и принес жертвы. Рассказал миру историю, в которую он поверил. Ваша ситуация… Этот путь вам не подойдёт.

Он пожевал губами.

– Я говорил за город. Воротил судьбами тысяч. Великим нравится такое — играть с масштабами. Мне было, что предложить, чтобы нарушить устоявшийся порядок вещей. У вас так не выйдет. Сделка – очень частный, личностный Акт.

– Но должен же быть выход! – всплеснула руками Агнесс.

– Он есть, вы не торопитесь. Важно, чтобы вы поняли – даже успех вам бы не помог. Бессмертие ничего бы не дало. На самом деле вам нужен рычаг.

– Рычаг?

– Да, способ надавить на вашего черта. Кто он, к слову? Как зовут, какого круга птица?

– Ацров. И там ещё были… – Агнесс запнулась. Сиклз улыбался, как озорной мальчишка, попавший камнем в окно вредной соседки.

– Ацров? Надо же, тесен мир. Во даёт, маркиз Дита!

Видя выражения их лиц, он поправился.

– Извините. Просто старый знакомый. Он и мне предлагал сделку, но я нашёл иной Путь.

– Так а что это меняет?

– Да, что вам даёт имя чёрта? - подхватила Агнесс. - И кстати, почему этот — как его звали-то… Эрм – убить нас пытался?

– Тут следует зайти издалека, - начал объяснять Сиклз. – Видите ли, гости Снизу не люди, у них нет прямой зависимости от еды или питья. Они не рождаются, а потому их рост не зависит и от крови. Их размер — показатель статуса. Малый рост — признак элиты, что заключает сделки и правит. Сплошные плюсы – всерьёз не примут, физической угрозы нет. Да и не надо ему, ведь есть низший ранг, громилы. Охотники, что ищут должников и нарушителей. И в таких пограничных местах, как Хоколобон, охотники готовы на что угодно, лишь бы выслужиться, ускорить своё повышение. А тут вы попались — как устоять-то?

– Так а имя нам что даёт?

– Как я и сказал, вам нужен рычаг на Ацрова. Такой, что заставит расторгнуть Договор. А это требует знаний, ресурсов.

– Раз вы так много знаете, может, поможете? - с надеждой обратилась Агнесс.

На лбу Сиклза появилась злая морщина. Брови почти сошлись над переносицей, с таким чувством он взглянул на неё. Казалось, что он готов на неё начать ругаться и сыпать матом, броситься с ножом или ещё чем острым наперевес, настолько большую глупость она сказала. Но вместо этого он громко вздохнул и несколько раз с силой провёл ладонями по лицу, разглаживая кожу.  

– Поймите правильно. Далеко не факт, что я вообще могу помочь. И устроит ли вас такая помощь. Вы сегодня почувствовали, как я работаю с людьми.

– Да уж, - согласился Франц.

– Именно. Я что-то знаю, да. У меня есть козыри в рукавах. Но этого может оказаться недостаточно. А главное – я не стану помогать вам даром.

– Это вполне ожидаемо. Но что вы от нас хотите?

– Ответного жеста доброй воли. Хоколобон на пороге перемен, и действовать придётся быстро.  

– В смысле? Что не так с городом-то? - удивилась Агнесс.

– И как мы-то с этим поможем? - вслед, почти в унисон, спросил Франц.

– В таких делах никто не может знать наверняка. Я вижу, как план Вселенной начинает меняться. Сначала в город прибываете вы, буквально по вашим следам мчится мой внук… Часы Вечности пришли в движение. Их циферблат мне недоступен, но я слышу работу шестерён.

Цемские переглянулись. Что это, что говорит Даррен? Сплошные загадки, словно старик обезумел или нарочито украшает речь малопонятными образами. Или он действительно имеет в виду то, что говорит?

- Очень мутная формулировка, господин Сиклз, - выдержав паузу, заметил Франц. – Что будет, если план Вселенной нас на самом деле не касается?

– Тогда вы спокойно отправитесь обратно в большой мир. И вспомните обо мне, разве что пересказывая жизнь внукам.  

– Поклянётесь в этом?

– Не сомневаясь ни секунды. Кто я по вашему? - спросил он. Морщина вновь проявилась на его лбу, но в этот раз лишь на долю секунды. – Я понимаю, что вы не избалованы добропорядочностью. Полагаю, не об одном Злтаке ходит дурная слава среди знающих. Но вы можете быть уверенны  – и я клянусь в этом предвечными Силами! – что никоим образом не замышляю зла в вашу сторону.

– Спасибо, - искренне поблагодарила Агнесс. – Теперь, оставив в стороне формальности – как вы считаете, где мы найдём способ надавить на Ацрова?

– Что ж, обо всём по порядку. Есть ряд путей.

Он глубоко вздохнул, предваряя явно немалую речь.

– Во-первых, можно найти и выкрасть кубышку черта.

– Кубышку?

– Да. Сосуд с душами. Если у нас будет он… Мы ничего с ним не сможем сделать, а вот для Ацрова это всё. Сила, статус, еда.

Даррен поджал губы.

– Но найти кубышку чёрта всё равно что забить гвоздь в воду.  

– Вы сказали, ряд – значит, есть и другие методы.

– Конечно. Один из них – уйти в мир Богини, минуя загребущие руки Жнецов. К Оринунгу тоже можно, но попасть в Край Грибов взрослому – я о таком не слышал. 1

– Но как? Разве есть пути на тот свет мимо… собственно, процесса умирания.

Старик улыбнулся.

– Рядом с одним из них, возможно, вы находились пару часов.

Франц недоумённо взглянул на Агнесс. Та пояснила:

– Бар Твея.

– Именно он, - подтвердил Сиклз, - Но Грань возле кабака нестабильна. Никто, даже вернувшиеся, не знают, как именно протекает Переход. Насколько я понимаю, для вас он может оказаться прямой дорогой в лапы Ацрова. Но где есть один ход, есть и другие.

Цемские кивнули. Франц коротко и резко, Агнесс несколько раз, поджав губы. Понятно, что этот Путь немногим проще похищения чертовой кубышки.  

– Наконец, есть способ куда сложнее и проще одновременно.

– Это как?

– Начальство Ацрова, вот кто способен пересмотреть Договор. Но это подразумевает рычаг с ещё более длинным плечом, чем на Ацрова.

Агнесс нервно рассмеялась.  

– А полегче ничего нельзя придумать?

– Ну есть ещё два относительно простых варианта. Вы можете предложить Ацрову игру. Но это значит поднять ставки и рисковать уже душой Франца, а возможно, и детей. Я уж молчу о том, что одну такую игру вы сегодня чуть не проиграли.

– А второй? – тут же спросила Агнесс.  

– Отыскать иную драгоценность. Объект такой важности, что Ацрову покажется выгодным отказаться от договора в обмен на него.

– И есть у вас такой предмет на примете?

– Нет, - признал он честно. – Никогда не искал, а потому без понятия, что может подойти. Не говоря уж о том, что это тот ещё философский вопрос. Что может перевесить душу человеческую? Слишком уж ценен людской микрокосм, особенно ваш.

– Да что такого во мне? – всплеснула Агнесс руками.

– Душа ведьмы даёт немало ключей к реальности. Даже с одной такой душой чёрт подобен гению, возводящему город за одну ночь.

– Я думала, они и так могут… А как же…

– Силой Ада, но не одного чёрта. Ад — это как банк, дающий ссуду отдельному исполнителю. Их сила – в числах. Ну и да, исходных вложениях. Сам по себе Ацров мало на что годен. Потому столь важна его кубышка с душами.

– Ещё варианты? - спросил Франц. Даррен лишь покачал головой. Воцарилась тишина, на фоне которой стало слышно стрекотание сверчков в ночи. Вдалеке слышался чей-то разговор. С небес на людей взирала любопытная Луна. Наконец, Агнесс прервала молчание:

– Как вы считаете, за что стоит взяться первым? На что у нас больше всего шансов?

– На мой взгляд, единственный шанс для вас — уйти к Богине. Хоколобон ближе всего к этому решению. Все остальные… Можно забросить удочки. Но если не клюнет, то я без понятия, с чего вообще можно начать поиски.  

Тут на крыльцо выбежала Изи. Обняла Агнесс и уставилась на Даррена.

– Дедушка Сиклз, а вы теперь часто будете нас навещать?

– Весьма вероятно, юная леди, - сказал Даррен и начал вставать. – Но на сегодня время визитов подошло к концу.

– Подождите. А как же Эрм и ему подобные? – воскликнула Агнесс. Изи тут же встряла: - А кто такой Эрм, мам?

И вновь Сиклз ответил прежде родителей:

– Это такой нехороший дядя. Он хотел забрать твою маму далеко-далеко. Но шериф Скел ему не позволил, - он перевёл взгляд на Франца: – И не позволит впредь. Да, вам стоит оглядываться по сторонам. Даже без буянящих демонов всегда есть другие опасности. Но Хайрам Скел надёжен, как шахта, на которой стоит город.

Он протянул руку Францу для пожатия. Тот протянул в ответ, но не торопился завершать ритуал:

– Значит, мы договорились? Помощь на помощь, по возможности?

– Да. И никаких сделок. Я сделаю, что смогу, но это ваша битва.

Франц стиснул ладонь Сиклза:

– Да, кесарю кесарево. Это вы продемонстрировали максимально ясно.

На том и распрощались. Даррен галантно поклонился Агнесс и Изи и пошёл прочь по залитой лунным и фонарным светом улице. Пройдя пару шагов, он начал насвистывать причудливую мелодию.  

– Думаешь, ему можно верить? – спросил Франц, глядя старику в спину.  

– В некоторой степени. Пока не затронуты интересы города.

– Он добрый! - постановила Изи, громко и ясно. На том и порешили.

 #магия #рассказ #рассказы #фэнтези 


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.