JrCherNik (jrchernik) wrote,
JrCherNik
jrchernik

Category:

Рассказ по рисунку: Бородач с трубкой

Мне предлагали продолжить историю Руфуса и его мандолины с помощью этого рисунка. Но я подумал - мало ли, может, вам надоело таращиться на картинки одного художника. Да и сам я захотел я.попробовать нечто иное. Так что продолжение истории Руфуса будет 31 декабря, если хоть кто-то, кроме Кая, попросит в комментариях о ней. В противном случае уже в Новом году. Итак, картинка и начало рассказа (остальное под катом):

"Как сейчас помню последний раз, когда я видел Герберта. Это было на исходе зимы, когда реки уже свободно текли, а с неба чаще лился дождь, нежели шёл снег. Тем не менее, холод стоял премерзкий, а ветер делал погоду и вовсе невыносимой. Мы с женой Лиллиан не выходили из дома уже второй день - благо холодильник перед этим был успешно набит продуктами, в подвале стояли закрученные соленья, а все счета - оплачены на месяц вперёд.

Звонок Герберта был приятной неожиданностью на фоне серого бесконечного дня. Он попросил приютить его на ночь, несколько раз переспросив, не затруднит ли нас. Я уверил его, что всё в порядке, гостевая комната к его услугам. Его голос, в начале разговора прерывистый и взволнованный, стал спокойнее после этих слов. Мы договорили, и уже через двадцать минут он стучал в дверь. Открыв её, я увидел своего друга в, мягко говоря, не лучшем состоянии. Стекло в очках треснуло, а сами очки съехали и его зелёные глаза смотрели поверх них. Волосы, скорее приглаженные, чем прилизанные, лежали на голове неровно. Во рту у него попыхивала дымом недокуренная трубка. Поздоровавшись со мной, он постучал ей о перила, выбивая остатки табака и пепел, после чего мы вместе прошли в дом.

Я знал Герберта к этому времени уже больше шести лет. Знаю, в это трудно поверить, но свела нас слепая удача. Как, собственно, и с женой, и с ещё парой людей, перевернувших мой мир и заставивших по другому на него смотреть. Шесть лет назад мы с Гербертом лежали в одной психиатрической лечебнице. Я там был по абсолютно банальной и глупой причине - наркотическая зависимость. А вот Герберт... Он был своего рода знаменитость - самый сумашседший писатель в этом веке! Лишь одно он умел делать лучше, чем бредить - писать. Первый раз он попал в психлечебницу в 20 лет, откуда вышел через год, с рукописью на руках. Книга стала бестселлером года, а вот Герберт, не успев дописать вторую книгу, снова попал в психушку. Диагнозы были разные - навязчивые идеи, галлюцинации, расстройство личности. Но при этом никаких физических проявлений шизофрении или биполярного расстройства, а медикаменты к его выздоровлению имели очень слабое отношение.

Моё знакомство с Гербертом случилось, когда он третий раз лежал в лечебнице. Был вечер, и мы лежали в одной палате - три человека, каждый со своим диагнозом. Гэллана почти постоянно держали на галоперидоле - потому что полностью в сознании он был опасен для себя и окружающих. Даже под галоперидолом он был на удивление бодрым на фоне других с теми же медикаментами в крови. Меня же забрали после передоза метамфетамина - меня никто не заставлял лечиться, однако я уже был знаком с Лиллиан, а потому решение было очевидным. Герберт попал по обычным диагнозу. В нашей палате была и четвёртая койка - но она либо пустовала, либо часто меняла владельца. Никто не задерживался, а вот мы трое провели вместе полгода. В ту ночь, когда мы познакомились, Гэл, как обычно спал, меня терзала ломка, а Герберта - кошмары. Я сидел на кровати, свесив ноги, и слушал его сны. "Черви! Они уже рядом! Бежим!" - вопил он. Затем переворачивался на другой бок и кричал "Надо что-то сделать! Мы должны что-то придумать!" Слушая всё это, я понимал, откуда этот человек черпает фантазию. Наслушавшись, я его будил, после чего он переворачивался и спал уже спокойнее. Впрочем, гораздо чаще мне приходилось вновь его будить, и мы часто разговаривали этими ночами. Меня это отвлекало от боли, а его - от кошмаров. Когда нас выписали, мы уже были хорошими друзьями. А вот Гэлу пришлось продолжить лечение.

Увидев его тогда, на пороге, я понял, что Герберт снова на пороге рецидива. С тех пор, как мы познакомились, он на моих глазах трижды проходил через это. Сколько у него было не отмеченных лечением инцидентов, знал лишь он сам. Его затягивали невидимые миры, о которых он мог рассказывать бесконечно - мне, себе, бармену или даже стене. Через несколько месяцев он приходил в норму, а свои ужасы превращал в искусство. "Мне не нужно ничего придумывать", - говорил он часто. - "Стоит лишь закрыть глаза - и всё вновь оживает. Но в сейчас я могу открыть глаза и вернуться в реальный мир".

Я пригласил Герберта на кухню и разогрел ему еды. Лиллиан решила нас не беспокоить и поднялась на второй этаж, в спальню. Она понимала нашу дружбу, но рассказы Герберта лишь пугали её. Меня же они будоражили - и давали пищу уже моей фантазии. Я не был великим писателем, но и в тени Великолепного Герберта мне хватало денег. Присев напротив него за стол, я наблюдал, как он жадно поглощает пищу, сняв очки и отложив их в сторону. Покончив с едой, он поднял на меня взгляд.

- Это снова происходит. В этот раз ещё сильней, чем в прошлые раз. Будто я вижу не страшные сны, а предзнаменования чего-то ужасного, - он умолк и провёл ладоняим по лицу, собираясь, - Мне не даёт покоя эта мысль - что, если я вижу не просто кошмары, не просто сны? Почему я вообще их вижу? Надо мной не издевались отец или мать, я не устраивал сатанинских культов, ничего подобного. Что со мной не так?

- Герб, ты же знаешь, у меня нет ответа. Хотел бы иметь его, но нет, - ответил я. Можно было понять Герберта - его ужасы не имели оснований, однако раз за разом, год за годом они сводили его с ума, подтачивали физическое и психическое здоровье.

Наша беседа продлилась до утра. Герберт проспал у нас весь день и всю ночь, а затем, благодаря нас бесчисленное количество раз, ушёл. Больше я не видел моего друга. Через неделю, так и не получив от него ни единой весточки, не сумев до него дозвониться, я начал обшаривать психлечебницы. Затем обычные больницы, полицейские участки и морги. Ничего.

А теперь... Теперь эти новости. Пугающие новости, которые все спешат списать со счета, как байки. А я содрогаюсь от страха, потому что каждая из баек так или иначе соотносится с тем, что рассказывал Герб. Плохое предчувствие меня беспокоит - что очень скоро я больше буду волноваться не о Герберте, а о своей жизни, и жизни Лиллиан.

Tags: рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сериал Undone (2019-...), или "Отмена"

    В общем, я посмотрел сериал Undone. Вроде как перевели его как "Отмена". Крайне любопытное зрелище. В первую очередь -…

  • Writober: День 1. Собирающий Звёзды

    Мне тут подкинули идейку под названием "писабрь". Это как Inktober, только Writober, вместо рисунков я буду писать каждый день. Я люблю…

  • Кит и Комиксы — Серёга #1 (обзор)

    После некоторого затишья закончил ещё один обзор на комикс. В этот раз история с определённым «пацанским» уклоном. Весьма любопытная, эклектичная.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments